Барометр №2

Интервью экспертов

Анна Ставицкая, адвокат, Москва

Можете ли вы прокомментировать несколько новаций, связанных со следствием и уголовным процессом? Во-первых, новация, которая принуждает следователей приобщать заключения экспертов к уголовным делам. Во-вторых, новация, которая позволяет судам возвращать уголовные дела в прокуратуру для переквалификации на более тяжкое обвинение, и закон о расширении особого порядка судебного разбирательства, который расширяет перечень преступлений – с тех, наказания по которым были до 10 лет, до тех, где наказания до 15 лет.

 По первому — это очень хорошие начинания. Потому что обычно следствие использует только те экспертизы, которые они сами назначают постановлением, и практически невозможно защите приобщить к уголовному делу альтернативные заключения, которые, например, опровергают то заключение, которое было получено следствием. Для того, чтобы в полной мере принцип состязательности сторон был соблюден, я считаю, что это очень правильно. Как это будет уже на практике применяться, сложно сказать, потому что у нас любое хорошее нововведение так извращают, что потом диву даешься, как вообще в принципе это возможно было сделать. Но делают.

Что касается второго (переквалификация), это, безусловно, нарушает все мыслимые и немыслимые представления о роли суда в уголовном процессе. Получается, что суду дают роль обвинителя, а вовсе не суда, который должен быть арбитром между сторонами — обвинением и защитой: слушать доказательства, которые предоставляют стороны, и если этих доказательств недостаточно, соответственно, он должен оправдать, а если достаточно — то обвинить. Суд не может выходить с инициативой об ухудшении положения подсудимого, потому как если сторона обвинения посчитала, что необходимо квалифицировать действия человека по такой статье, конкретной статье Уголовного кодекса, то суд не должен ухудшать положение подсудимого, потому что он не сторона обвинения.

О расширении особого порядка судебного разбирательства. Если человек полагает, что вина его доказана, и он хочет каким-то образом улучшить свою участь, получив минимальный срок, то он может пойти на то, чтобы его действия рассматривались в особом порядке, и тогда он просто получает меньший срок. Если расширяются рамки, то, конечно, это толкает людей на то, чтобы соглашаться на этот особый порядок. В принципе, он во всем мире существует, если человек пришел к такому выводу, что это ему нужно, то это его выбор.

 Есть мнение, что это может приводить к разнообразным злоупотреблениям.

 Это уже другой вопрос. Естественно, очень многие начинания на практике каким-то образом извращаются. Необходимо будет смотреть, как это будет применяться на практике. Практика такова, что очень многие люди идут на этот особый порядок, рассчитывая на то, что им дадут минимальное наказание, а получают достаточно большой срок, в том числе очень многих берут под стражу в зале суда. Но при этом все равно многие на это соглашаются. Особенно это выгодно тем, кто обвиняется в совершении нескольких эпизодов убийства, им грозит пожизненное лишение свободы, и, безусловно, чтобы избежать пожизненного, они идут на сделку со следствием. А в данном случае, если будут расширены эти пределы, значит, на особый порядок.