Барометр №2

Интервью экспертов

Алексей Титков, доцент факультета социальных наук НИУ ВШЭ, Москва

- 4 апреля был опубликован Закон об участии граждан в охране общественного порядка. Скоро этот закон должен вступить в силу. Как вы относитесь к принятию такого закона? Нужен или нет такой закон?

- Мое отношение спокойное, поскольку закон не вводит принципиально другие правила или другие формы организации по сравнению с существовавшими до сих пор. Инициаторы закона с самого начала говорили, что речь в основном идет об упорядочении правил для структур, уже существующих, причем достаточно многочисленных, по численности почти сопоставимых с количеством сотрудников МВД. В основном закон достаточно консервативен в смысле предлагаемых форм организации, в какой-то степени это видно даже по названию, которое почти дословно повторяет постановление ЦК и Совмина 1959 года, когда были созданы народные дружины. Единственная стилистическая поправка с учетом времени – не «участие трудящихся в охране общественного порядка», а «участие граждан».

Основное, что делает закон – это создает общие федеральные правила того, что регулировалось региональными законами, и вводит статус закона для правил, которые раньше действовали на уровне ведомственных документов МВД. Это в части деятельности внештатных сотрудников полиции (тоже институт еще советского времени, действующий примерно с 70-х годов).

Пока основное, что нового вводит закон – это понятие из реестра организаций по охране общественного порядка и народных дружин. Он определяет, каким образом эти дружины взаимодействуют с региональным и местными органами. В принципе, в этой части закон скорее полезный и не несет какого-то заметного вреда. Во-первых, становится публичным и более прозрачным само существование этих структур, народных дружин. Во-вторых, при всем неоднозначном значении народных дружинников само по себе определение полномочий местных органов в ситуации, когда обсуждается, например, создание муниципальной милиции, может рассматриваться как предварительная подготовка к такого рода охране общественного порядка на уровне местных единиц.

Если говорить о рисках и относительно опасных сторонах закона, то, наверное, это будет относиться прежде всего к нормам о праве народных дружин оказывать помощь органам полиции без достаточного пояснения, в каких именно случаях и в каких именно формах такая помощь может оказываться. И также право участников народных дружин прибегать к насилию — тоже с недостаточно отчетливой формулировкой — в случаях, когда это угрожает безопасности других людей. И здесь уже начинаются вопросы не столько к закону, сколько к правоохранительной практике, которая в некоторых случаях может нести риски для граждан, не входящих в эти объединения. Но я пока не могу судить, насколько эти риски большие.

- В свете последних событий, когда казаки активно участвовали в событиях на Украине, не могут возникать какие-то конфликтные ситуации, связанные с казачьим движением в пограничных областях? Например, кто-то скажет: а почему по такому непонятному (то ли сословному, то ли по национальному) признаку формируются дружины? А давайте мы дагестанские дружины против казачьих поставим! Вам не кажется, что могут быть риски такого рода?

- Само понятие реестра организаций общественного порядка, как я представляю, во многом скопировано именно с реестра казачьих организаций и распространено на более широкий круг. Как я представляю, здесь закон во многом как раз призван дать некоторые, хотя бы чисто бюрократические, гарантии контроля. Но эти гарантии сравнительно небольшие. В основном, это ограничения для лиц, которые каким-то образом наказывались по антиэкстремистскому и антитеррористическому законодательству. Видимо, это должно стать основным барьером от опасной направленности такого рода организаций.

Я думаю, что в принципе в некоторой теоретической перспективе опасности такого рода существуют, но пока, видимо, создатели закона рассчитывали, и, наверно, не без оснований, что при нынешнем уровне контроля (полицейского, прокурорского, антиэкстремистского) эти риски не очень велики. Украина – это отдельная тема. Одна коллизия уже возникла, в Крыму региональные депутаты разрабатывают закон о народной самообороне, т. е. фактически о легализации формирований, возникших в феврале–марте. Уже выяснились противоречия этого проекта закона с законом об участии граждан в охране общественного порядка. Риски есть, но пока они оцениваются депутатами как не очень существенные.