Барометр №3

Интервью экспертов

Фуркат Тишаев, Юридический директор Правовой Инициативы по России

Как вы прокомментируете проект поправок в закон «О полиции». Как эти поправки соотносятся с правом?  

Тут есть несколько основных тем. Но мне кажется, что если смотреть на контекст этих законодательных инициатив, то не надо это рассматривать как автономный закон, а нужно посмотреть на все серии законов, которые принимаются в последнее время Госдумой. И в частности, в контексте противодействия массовым протестным акциям, которые в последние годы и в последние месяцы у нас были. И если смотреть, вы же помните, что у нас недавно ужесточили КоАП и Уголовный кодекс, и теперь за более чем два раза участие в несогласованном митинге дело становится уголовным. Там, по-моему, срок – до пяти лет лишения свободы. Также ужесточаются статьи, и вместо 15 суток за, по-моему, неповиновению сотрудникам полиции, теперь могут арестовывать на 30 суток, штрафы увеличивать и так далее. Вот в этом контексте этот закон, мне кажется, направлен точно так же на противодействие уличным протестным акциям. Отсюда можно увидеть всю логику и смысл, который закладывается в него.

Теперь, если говорить про содержание, то здесь я вижу две существенные юридические проблемы. Первая основная проблема – это то, что полное освобождение от ответственности сотрудников полиции грубо нарушает требование правомерности действий сотрудников правоохранительных органов и требование соразмерности этих действий той цели, которую преследует полицейский. Например, если у полицейского есть цель, скажем так, успокоить разбушевавшегося гражданина, он может попытаться словами объяснить, или пригрозить, или, например, на пять минут его иммобилизировать, либо он может ударить его дубинкой или вообще использовать огнестрельное оружие. Этот выбор средств, раньше на сотрудниках полиции он лежал. Потому что они отвечали за свои действия, и если бы они действовали явно непропорционально, то они могли быть теоретически привлечены к ответственности. А сейчас получается, что они освобождаются от этой ответственности, и невозможно будет потом никак привлечь человека за то, что он вместо того, чтобы пригрозить человеку, использовал брутальную силу против него. Естественно, это грубое нарушение требований в области прав человека и, в частности, требований Европейского суда по правам человека, который всегда устанавливает, что действия представителей властей, действия силовиков должны быть строго соразмерны преследуемой цели и они должны быть минимальны с точки зрения негативных последствий, которые понесет человек, против которого эти меры применяются. Здесь очевидно нарушается принцип соразмерности действий полицейского теме целям, которые он преследует.

Второй момент, еще более негативный – это люди, против которых полицейский применил меры воздействия на свое усмотрение. Этот человек лишается права на восстановление своих нарушенных прав. Потому что у нас в Гражданском кодексе указано, что человек имеет право на получение компенсации, если будет доказана вина ответчика. То есть в данном случае вина полицейского. А вина полицейского теперь не будет доказана, потому что в законе будет сказано, что он освобождается от этой вины. И получается автоматически, что любой человек, который пострадал от любых действий полицейского, никогда юридически не сможет получить никакую компенсацию за эти действия. И это, естественно, явно нарушает права лиц, против которых будут применены эти меры реагирования, и они лишаются эффективного средства правовой защиты против действий полицейских. Грубо говоря, граждане становятся абсолютно не защищены против произвола со стороны правоохранительных органов, если вдруг полицейские захотят, или злоупотребят своими полномочиями.

Что касается уголовной ответственности сотрудников, то здесь то же самое. Получается, что зачастую уголовные дела не возбуждают, потому что действия сотрудников правоохранительных органов были правомерными. Получается, что если даже они своими действиями, например, кого-то сильно покалечили или даже убили, то поскольку их действия были правомерными, потому что закон устанавливает правомерность любых действий полицейских, то уголовное дело не возбуждается. Соответственно, где гарантия, что полицейский будет добросовестно исполнять свои обязанности и не будет под прикрытием этого закона злоупотреблять и даже совершать сам преступления. Такие гарантии исчезают с этим законом.

И последнее. Я могу провести аналогию с законом о противодействии терроризму. Там есть примерно схожая по смыслу норма, где говорится о том, что сотрудники, участвующие в проведении контртеррористических операций, освобождаются от ответственности за вред, причиненный их действиями в рамках КТО. И у нас очень много дел, когда как раз уголовные дела не возбуждаются. Например, подрываются дома, якобы где скрывались боевики, или даже убиваются люди, и уголовное дело не возбуждается, потому что действия силовиков в рамках проведения контртеррористических операций всегда считаются законными. Возникает вопрос: где гарантии того, что была необходимость уничтожать этого человека? Где вообще гарантии, что он был боевиком? Эти гарантии с юридической точки зрения исчезают, потому что эти вопросы решаются расследованием уголовного дела, а если не будет расследования, то, соответственно, никто никогда не узнает, был ли этот уничтоженный человек боевиком и была ли необходимость его уничтожать или можно было его арестовать просто и завести против него уголовное дело. Эти вопросы всегда останутся неотвеченными, и это тоже грубо нарушает основные, фундаментальные права человека.

 В этом законопроекте написано о «физическом вреде, причиненном лицу, совершившему преступление».

У нас ведь теперь преступлением считается третье участие в несогласованном митинге. Недавно ввели новую статью в Уголовный кодекс. То есть, грубо говоря, человек, не зная, является этот митинг согласованным или нет, потому что это обязанность организаторов, а не участников, выходит на митинг. Пару раз до этого он участвовал, его задерживали, оформляли по КоАПу. А кстати, вы знаете, как сейчас оформляют по КоАПу? Приписывают несуществующие действия, у всех совершенно одинаковые протоколы. Получается, человек просто вышел на манифестацию, его скрутили, ему приписали, что он стоял и кричал какие-то антиправительственные лозунги. Такое произошло два раза в течение года. И в третий раз он выходит или просто мимо по улице проходил, где был митинг – его опять скручивают, поднимают его досье, видят, что он уже два раза был задержан, – все, это уголовка. Соответственно, он совершал преступление, и поэтому когда его задерживают, ну, теоретически, то, грубо говоря, полицейский может применить абсолютно любое средство, какое ему захочется, и он за это никакой ответственности не понесет. Он может ему сломать нос, сломать руки, сделать его инвалидом – и никто за это не ответит. Вот что главное. Граждане становятся не защищенными от произвола, если вдруг полицейские будут злоупотреблять. Ну, может быть, не все, единицы, но если такие случаи возникнут, то потерпевший не сможет никак юридически защитить свои права.

 Как вы прокомментируете другие положения этого закона, в частности, норму о комиссиях из кадровиков и службы собственной безопасности, которые смогут рекомендовать к увольнению полицейского, и правило Миранды (зачитывание прав задержанным)?

О комиссиях я, к сожалению, ничего не могу сказать, потому что я не специалист в работе МВД-шных органов. Я не знаю их внутренней кухни, не знаю, насколько это эффективно. А что касается того, что полицейские теперь будут зачитывать права… Проблема не в том, что люди не знают своих прав. В последнее время участники манифестаций все очень хорошо юридически подкованы: многие НКО раздают буклеты, где пишут, какие права и обязанности. Права, в принципе, знают. Проблема в том, что сами же полицейские эти же права, которые они обязаны соблюдать, они их не соблюдают. Опять же, я говорю по статистике по большим городам – Москва, Санкт-Петербург, где возбуждали сотни дел, где штамповались протоколы с одними и теми же фразами. Естественно, читай права человека, не читай – если ты сам их не соблюдаешь, то я вообще не вижу никакого смысла. Это примерно по аналогии, что милицию переименовали в полицию. С чего бы вдруг ей стать эффективным органом, если просто поменялось название? Кардинальная, институциональная реформа всей структуры не произошла. Я не вижу никакого существенного улучшения в том, что человеку будут зачитываться его права.

Но это в контексте массовых митингов. Если смотреть в контексте бытовой ссоры, например, полиция кого-то задержала, то, возможно, ему знание этих прав понадобится. Ну, это надо еще смотреть, для кого закон писался, для каких ситуаций, и как он будет применяться. Если смотреть с точки зрения массовых манифестаций, мне кажется, это достаточно бессмысленная по существу, но формально красиво выглядящая норма.