Барометр №3

Освободить полицейских от ответственности за применение силы. Предлагаемые поправки в закон «О полиции»

Уровень барометра Пакет поправок к закону «О полиции», не внесенный пока в Думу,  вызвал заметный интерес прессы, сообщившей, что «депутаты Госдумы предлагают освободить сотрудников правоохранительных органов от ответственности за применение силы». Авторы предлагают учредить специальные комиссии, которые смогут рекомендовать к увольнению коррумпированных сотрудников . При задержании пьяных полицейские смогут доставлять их не только в медучреждения, но и в государственные реабилитационные центры.

Шаг назад в реформе полиции

Наталья Таубина, директор Фонда "Общественный вердикт"

За неделю до окончания работы весенней сессии Государственной Думы депутаты предложили внести поправки в ряд законодательных актов, регулирующих деятельность полиции. Как сообщает газета «Коммерсант», инициаторами законопроекта выступили председатель и заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая и Александр Хинштейн. Всего предлагается 78 поправок [1].


Ряд предложений носит технический характер, устраняет юридические пробелы или противоречия с другими законодательными актами. Однако другие поправки в случае их принятия могут существенным образом отразиться на практике работы полиции и выполнении ею обязанностей по обеспечению безопасности и пресечению и профилактике преступности.


В первую очередь речь идет о расширении полномочий полиции по применению мер принуждения. Так, депутаты предлагают расширить список оснований для проникновения полицейских в помещения и на земельные участки. В действующем законе «О полиции» проникновение (в ситуации отказа впустить полицейских) допускается в экстренных случаях — для спасения жизни, пресечения преступлений, установления обстоятельств несчастного случая и для задержания подозреваемых в совершении преступлений. Депутаты предлагают добавить пятое основание – для задержания лиц, застигнутых на месте совершения деяния, содержащего признаки преступления, или скрывающихся с места совершения такого деяния.


Иными словами речь идет не о преступлении, а о том, что предположительно является преступлением, то есть о более широком понятии. И кроме того, задерживать при таком проникновении можно не только тех, кто имеет статус подозреваемых и обвиняемых, но и тех, кто оказался «в месте совершения деяния». Учитывая, что в законе уже есть норма о проникновении для задержания подозреваемых, поправками депутаты, видимо, хотят дать возможность проникать в частные владения и для задержания тех, по кому еще нет достаточных оснований считать их подозреваемыми, да и со всей уверенностью еще нельзя говорить, а было ли преступление, речь идет только о деянии с признаками преступления.


Предлагается запретить полицейским использовать огнестрельное оружие в отношении женщин с явными признаками беременности. Сейчас запрещено в принципе стрелять по женщинам.


Предлагаются также поправки, которые допускают разное толкование и интерпретацию при применении мер принуждения. Сейчас часть 6 статьи 23 закона «О полиции» говорит, что «сотрудник полиции не имеет права применять огнестрельное оружие при значительном скоплении граждан, если в результате его применения могут пострадать случайные лица». Депутаты предлагают ее дополнить фразой «…за исключением применения огнестрельного оружия в условиях обоснованного риска либо в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации». Законопроект не идет дальше и не разъясняет, что будет считаться обоснованным риском и как это будет определяться и контролироваться.


В той же логике вносятся и поправки, которые касаются применения оружия полицией во время задержания, когда человек оказывает противодействие полиции и при этом он вооружен. Сейчас перечень таких ситуаций закрытый (ч. 2 ст. 24 закона «О полиции»), но предлагается его расширить и добавить ситуации, когда задерживаемое лицо совершает «иные действия, дающие основание расценить их как оказываемое противодействие». Опять же нет никакой ясности, о каких иных действиях идет речь. А здесь надо учитывать и тот факт, что во время задержаний обстановка накаленная и события происходят быстро, при этом закон оставляет за сотрудником очень широкую свободу усмотрения при применении огнестрельного оружия.


При этом законопроект, расширяя полномочия полицейских, не предлагает никаких противовесов, которые могли бы обеспечить более жесткий контроль за их действиями. Например, как минимум, в виде обязательных внутренних, а лучше и внешних по отношению к полиции, расследований каждого случая применения оружия. Напротив, депутаты предлагают ввести в закон гарантии презумпции доверия со стороны государства к действиям полицейского и гарантии поддержки при выполнении им служебных обязанностей. Кроме того, предлагается снять с полицейских ответственность за физический вред и материальный ущерб, который может быть причинен при применении физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, а также за вред, причиненный при выполнении обязанностей, возложенных на полицию. Иными словами, если подозреваемого или обвиняемого избили в полиции, то в случае принятия поправок полицейские ответственности неcти не будут.


Безусловно, в деятельности полиции регулярно возникают ситуации, требующие быстрых мер реагирования и необходимости использовать меры принуждения разной степени жесткости. И расширение полномочий могло бы оцениваться как необходимая мера, если бы это сопровождалось усилением ответственности полицейских и разработкой мер эффективного контроля за их действиями — например, процедур срочного расследования случаев применения оружия. Однако в законопроекте не обнаруживается ничего подобного. Учитывая текущую правоприменительную практику и сложности, связанные с привлечением к ответственности полицейских за превышение должностных полномочий, поправки рискуют привести к еще более распространенной практике нарушений прав граждан со стороны сотрудников правоохранительных органов. И за примерами далеко ходить не надо.


Возьмите ситуацию разгона публичной акции и задержания ее участников. Фонд «Общественный вердикт» уже не первый год добивается привлечения к ответственности полицейских, избивших дубинками Турану Варжабетьян на «Марше миллионов» 6 мая 2012 года. Турана, человек почтенного возраста, получила сотрясение мозга, существуют фото- и видеосвидетельства, подтверждающие, что она не оказывала сопротивления, не представляла угрозу окружающим и не вела себя агрессивно. Однако уже сегодня, без изменений в законе, существует презумпция правоты и обоснованности всех действий полицейских при задержании участников «Марша», и уже сегодня совершенно не оценивается адекватность и степень соразмерности той силы (и мер принуждения), которые были применены сотрудниками полиции. Попробуйте представить, как может развиваться практика, если эта презумпция будет узаконена.


Или вот еще пример. Сочинский строитель Мартирос Демерчян, работавший на олимпийском объекте, в июне 2013 года был незаконно задержан при попытке получить зарплату, а затем жестоко избит в отделе полиции «Блиново». Полицейские использовали для пыток металлический лом, пытаясь заставить его признаться в преступлении, которого тот не совершал. Демерчян, обратившийся с сообщением о пытках, сам стал жертвой уголовного преследования — его обвинили в ложном доносе на сотрудников полиции. Сейчас дело о доносе рассматривается Адлерским районным судом (Демерчяна защищает адвокат Александр Попков), где суд отказывается знакомить защиту с материалами дела. При этом материал проверки — обращение Демерчяна с сообщением о пытках — не расследуется местным Следственным комитетом. И таких примеров станет еще больше, если в законе будет присутствовать презумпция доверия и поддержки полицейских со стороны государства при отсутствии эффективно работающей системы контроля и ответственности.
________________________

[1] Поправки планируется внести в федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», федеральный закон от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»..