Барометр №4

Индекс доверия к полиции растет

Уровень барометра 6 ноября 2014 года Фонд «Общественный вердикт» и «Левада-центр» провели пресс-конференцию, посвященную десятилетним замерам общественного мнения по отношению к российским правоохранительным органам. Эти регулярные опросы «Левада-центр» и «Общественный вердикт» проводят уже 10 лет. Последние исследования показали, что доверие граждан к полиции выросло. Доля граждан, которые считают произвол правоохранительных органов актуальной проблемой, сократилась с 83% опрошенных в 2004 году до 64% сегодня. В 2012 году полиции доверяли 24% опрошенных, сейчас таких 41%.

Комментарий Натальи Таубиной

Директор фонда «Общественный вердикт»

- Последний Индекс доверия к полиции, который проводился фондом с «Левада-центром», показал рост доверия. При этом, когда речь идет о толковании этого эффекта, то мнения совершенно разные. С вашей точки зрения, все-таки стоит ли за этим какое-то позитивное изменение в работе полиции, или это какие-то внешние эффекты, или и то?

- Нам доподлинно неизвестно, поскольку в последние полтора-два года, если внутри системы происходили какие-то изменения, то о них мало что попадало в прессу, в открытое пространство. А из того, что существует в открытом пространстве, у меня складывается ощущение, что каких-то существенных изменений, которые могли бы повлиять на каждодневную работу полиции и ее отношение к гражданам в сторону большего соблюдения прав человека, не произошло. Поэтому рост доверия я скорее отношу к тому, что, во-первых, за эти последние полтора-два года не было ни одного очень громкого, привлекшего публичное внимание, скандала, связанного с правоохранителями, и не просто с правоохранителями, а правоохранитель в его отношении к гражданину. То есть такие скандалы, как, например, ОВД «Дальний», или же когда 15 минут, проведенных в отделении питерской милиции, закончились смертью мальчика, – вот таких скандалов не было за последние два года. Люди успокоились.

А второе – это в целом пропаганда последних месяцев мощи государства, правильности государственных органов. И неминуемо вся эта патерналистская риторика («Мы великая держава, Крым наш», и все остальное) неминуемо отражается в том числе и на большем кредите доверия всем структурам власти. В-третьих, само МВД честно на этапе реформы поставило задачу, что надо добиться доверия, и само же прописало, что оно этого самого доверия будет добиваться путем реструктуризации своей работы со средствами массовой информации. Что, собственно говоря, последние два года МВД, судя по всему, успешно претворяло в жизнь. Появилось больше позитивных сюжетов, возможно, какие-то конфликты глушились и не выдавались в паблик, но мы при этом дела с нарушениями продолжаем получать, т. е. мы не заметили, чтобы к нам поток обращений иссяк, поредел. Что действительно изменилось – это не так часто встречаются случаи совсем запредельных пыток, реже, чем несколько лет назад.

И, наверно, самое последнее: все-таки когда мы говорим об общероссийском опросе, то мы говорим о людях, у которых это отношение формируется через картинку, которую они видят в средствах массовой информации. А процент тех, которые прошли через опыт общения с органами внутренних дел, там может быть не столь существенным. А через средства массовой информации картинка действительно выглядит несколько лучше: нет "Дальнего", нет майора Евсюкова, нет этого прапорщика с жемчужным браслетом. В общем, таких вот ярких, ужасных историй в прессе последние год-полтора практически не было. Подытоживая, мое ощущение такое: я не склонна считать, что в первую очередь причина в изменениях в самом ведомстве, в большем соблюдении всего хорошего против всего плохого.

 

- Значит ли это, что все-таки там могут быть какие-то позитивные изменения, но только они могут теряться из-за эффекта дополнительных мер, или мы не можем вообще этого определить?

- Практически невозможно определить, стало там лучше или нет, мы можем использовать только оценочные данные, исходя из тех обращений, которые к нам поступают. И даже они не обладают достаточной репрезентативностью. Обращения к нам продолжают поступать, из этих обращений мы с уверенностью можем делать выводы, что нарушения, как в виде пыток, так и в виде незаконного задержания, удерживания в отделении полиции в течение более длительного срока, чем определено законодательством, в отсутствии для этого законного обоснования, фальсификация доказательств и т. д. – эти практики продолжает существовать в разных регионах.