Барометр №4

Законопроект об обязательной биометрической регистрации

Уровень барометра 19 ноября депутат Государственной думы Роман Худяков внес на рассмотрение Думы законопроект “О государственной биометрической регистрации в Российской Федерации”. Согласно законопроекту обязательную биометрическую регистрацию пройдут все госслужащие, сотрудники внешней разведки, прокуратуры, спасатели, пожарные и пр. Регистрация будет нужна, чтобы получить права, лицензию на оружие, разрешение на охоту, для получения российского паспорта, для пересечения границы России. Дактилоскопию пройдут все, над кем установлена опека и попечительство. Комментаторы оценивают инициативу Худякова по-разному. Очевидно, что поголовная дактилоскопия поможет полиции ловить преступников, медикам спасать жизнь людей, облегчит опознание погибших. Противники биокарт опасаются, что новая база данных может стать публично доступной, и это приведет к серьезным злоупотреблениям такими как - незаконная торговля ведомственными базами данных. Подробнее читайте в комментариях наших экспертов.

Справка

19 ноября депутат Государственной думы от ЛДПР Роман Худяков внес на рассмотрение Думы законопроект № 655522-6 “О государственной биометрической регистрации в Российской Федерации”. 20 ноября законопроект был направлен в профильный комитет по конституционному законодательству и государственному строительству.

Согласно законопроекту обязательную биометрическую регистрацию пройдут все госслужащие, сотрудники внешней разведки, прокуратуры, спасатели, пожарные, частные охранники, детективы, работники служб безопасности предприятий транспорта, тепло-, гидро- и атомной промышленности. Регистрация будет нужна, чтобы получить права, лицензию на оружие, разрешение на охоту, для получения российского паспорта, для пересечения границы России. Дактилоскопию пройдут все, над кем установлена опека и попечительство, а также найденные либо подкинутые новорожденные дети, стоящие на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансерах, инвалиды, неспособные себя идентифицировать, судимые и обвиняемые, а также неустановленные лица, биологический материал которых изъят в ходе производства следственных действий. Под эти критерии подпадают практически все население страны в возрасте от 14 лет.

>Для хранения данных на каждого жителя будет заведена биокарта с персональными данными и биометрической информацией: имя человека, возраст, место и дата рождения, документы удостоверяющие личность, отпечатки пальцев и ладоней, результаты геномной регистрации, факт состояния на учете в психоневрологическом или наркологическом диспансере и другие данные. Для сбора, хранения и обработки дактилоскопических и геномных данных предлагается создать новый отдел на базе Федеральной службы безопасности либо МВД. Хранение биометрической информации будет осуществляться на протяжении 150 лет со дня ее оформления, после чего биокарты будут подлежать уничтожению.

В ФМС предложили создать единую систему биометрической регистрации, которая будет состоять из двух подсистем — криминальной и гражданской, «что не исключает использования гражданской подсистемы в правоохранительных целях, но доступ к ней должен быть строго регламентирован».

По словам Худякова, концепция законопроекта уже получила негласную поддержку в правительстве, в Министерстве внутренних дел, Федеральной миграционной службе и других профильных органах власти. Известно, что глава Следственного комитета Александр Бастрыкин говорил о необходимости введения обязательной дактилоскопии еще в 2010 году.

Заместитель главы МВД Сергей Герасимов в своем отзыве на законопроект говорит о том, что подобная мера позволит повысить эффективность применения дактилоскопического учета в деятельности по профилактике, раскрытию и расследованию преступлений, существенно снизит уровень бюрократических барьеров, решит множество вопросов в социальной сфере в случаях, когда требуется однозначная идентификация личности. Правда, он указывает, что сперва необходимо определить понятие государственной автоматизированной дактилоскопической информационной системы, а также определить круг полномочий, благодаря которым правительство сможет создать систему дактилоскопирования и нормативно закрепит оператора этой системы. Кроме того, Герасимов говорит о том, что было бы логично расширить перечень лиц, которым придется сдать отпечатки пальцев, а также прописать ответственность за отказ или уклонение от обязательной дактилоскопии.

По мнению сотрудников миграционной службы, только после того как в обществе будет сформировано положительное мнение о дактилоскопии, можно приступать к дальнейшему этапу. Так, ФМС предлагает принять госпрограмму биометрической регистрации и создать специализированное федеральное казенное учреждение, которое будет осуществлять функции по ведению единого федерального мультимодального банка данных. Для финансирования такого учреждения ФМС предлагает прописать в бюджете отдельный пункт.

Комментаторы оценивают инициативу Худякова по-разному. Очевидно, что поголовная дактилоскопия поможет полиции ловить преступников, медикам спасать жизнь людей, облегчит опознание погибших. Часто ссылаются на мировой опыт и указывают, что такая практика не покушается на права и свободы граждан. Но вот председатель думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая раскритиковала инициативу: «Ее обсуждать содержательно нет никакого смысла, потому, что в соответствии с действующим законодательством, все инициативы, которые требуют затрат бюджета, могут вноситься в Госдуму только при наличии финансово-экономического обоснования». «Любому человеку, не только юристу и экономисту, понятно, что подобного рода идеи требуют колоссальных затрат бюджетных средств. Поэтому у данной инициативы нет перспективы для обсуждения в парламенте», — Яровая.

Противники биокарт опасаются, что новая база данных может стать публично доступной, и это приведет к серьезным злоупотреблениям. Полиция перестала даже делать вид, что борется с незаконной торговлей ведомственными базами данных, большинство которых в системе МВД и создаются. Поэтому у многих закрадывается подозрение, что силовики сами же и причастны к уже 20 лет успешно функционирующему, парадоксальным образом совершенно незаконному и при этом абсолютно публичному рынку ведомственных баз данных. Вспоминается история с базой данных абонентов мобильного оператора МТС, который передал ее ФСБ во время теракта на Дубровке, после чего она появилась в свободной продаже. А в апреле 2011 года в Москве произошел скандал с продажей на Савеловском рынке базы данных с адресами ВИЧ-положительных.