Барометр №4

Законопроект об обязательной биометрической регистрации

Уровень барометра 19 ноября депутат Государственной думы Роман Худяков внес на рассмотрение Думы законопроект “О государственной биометрической регистрации в Российской Федерации”. Согласно законопроекту обязательную биометрическую регистрацию пройдут все госслужащие, сотрудники внешней разведки, прокуратуры, спасатели, пожарные и пр. Регистрация будет нужна, чтобы получить права, лицензию на оружие, разрешение на охоту, для получения российского паспорта, для пересечения границы России. Дактилоскопию пройдут все, над кем установлена опека и попечительство. Комментаторы оценивают инициативу Худякова по-разному. Очевидно, что поголовная дактилоскопия поможет полиции ловить преступников, медикам спасать жизнь людей, облегчит опознание погибших. Противники биокарт опасаются, что новая база данных может стать публично доступной, и это приведет к серьезным злоупотреблениям такими как - незаконная торговля ведомственными базами данных. Подробнее читайте в комментариях наших экспертов.

Комментарий Эрнеста Мезака

Юрист, Коми правозащитная комиссия «Мемориал», фонд «Общественный вердикт»

- 19 ноября депутат Роман Худяков внес законопроект об обязательной биометрической регистрации. Защитники указывают на то, что это было бы крайне полезно для силовиков. Противники говорят о том, что, поскольку там предполагается регистрация чуть ли не всего населения, то это нарушает права человека, который, может быть, не хочет регистрироваться. Еще говорят о том, что эти базы данных вполне могут оказаться на рынке, так же, как другие базы данных. Что вы могли бы по этому поводу сказать?

- Если оперировать международными нормами, то тут напрашивается статья 8 Европейской конвенции по правам человека, которая гарантирует нам право на уважение нашей личной и семейной жизни. И в контексте этого права, я так полагаю, что мои биометрические данные – это моя собственность прежде всего, а не собственность государства. Соответственно, если я не вступаю в какие-то публично-правовые отношения с государством, т. е. если я не иду к нему на службу в качестве государственного служащего или не совершаю какое-нибудь тяжкое преступление, что дает повод государству на какие-то дополнительные ограничения моих прав, то государство может только попросить у меня мои биометрические данные, а я могу либо дать их, либо не дать. Поэтому полагаю, что я все-таки присоединюсь к тому стану критиков законопроекта, который полагает, что тотальное изъятие у граждан в какую-либо государственную базу их биометрических данных – нарушение конституционных и конвенционных прав человека.