Барометр №5

Комментарии экспертов

Комментарии экспертов по темам Барометра №5:


Комментарий Александра Косса

Комментарий Александра Косса

Адвокат, Калининградская область

 

- Первая тема: это особый порядок досудебного производства. МВД говорит о том, что это нужно для экономии ресурсов и упрощения, и что в большинстве дел, на которые нацелен особый порядок расследования, можно усмотреть очевидную вину. Насколько доводы МВД обоснованы?

- Я, по правде говоря, давно уже сам за это выступаю. Я полагаю, что упрощенный порядок производства по несложным делам просто-напросто необходим для нашего российского уголовного процесса.

Во-первых, для этого есть определенный правовой генезис, потому что еще в поздний советский период (конец 80-х – начало 90-х, когда уже был российский уголовный процесс) стоял вопрос о введении отдельной категории преступлений, пограничной между административными правонарушениями и уголовными преступлениями – уголовные проступки. И вот по этим уголовным проступкам предполагался особый порядок уголовного процесса, который предполагал максимальное упрощение всех процедур. По сути дела, я вижу, что мы к этому возвращаемся.

Поэтому для этого есть определенные условия, это вовсе никакие не изобретения и не новации, которые появились неизвестно откуда, это старые разработки, базирующиеся на довольно старых предпосылках, еще из советского права и советского уголовного процесса. В принципе, было бы даже хорошо, если бы все это каким-то образом реализовалось, тем более, что, действительно, большое количество преступлений, которое совершается с небольшой тяжестью, довольно очевидны, и я полагаю, что все это оправдано.

С другой стороны, конечно, существуют риски, которые мы обсуждали с коллегами, в том числе и в социальных сетях, с Асмик Новиковой, с Ольгой Шепелёвой. Понятно, что есть риски, связанные с качеством уголовного процесса. Другое дело, что сейчас у нас есть месячные сроки по нормальному следствию. А что в течение этого месяца происходит по делам, которые очевидны, очень часто обработаны во время дежурных суток? Происходит следующее: следователь возбуждает уголовное дело сразу в течение дежурных суток, уже, по сути дела, доказательная база по делу собрана, и после этого формально отрабатываются два месяца. Этот тягомотный процесс на самом деле абсолютно никому не нужен.

Риски здесь вполне понятны: человек очень часто и так уже ограничен в праве на защиту, а тут он будет ее фактически лишен. Пока адвокат зайдет в это дело, пока он будет назначен, пока он поймёт, особенно если позиция по делу у человека не признательная, можно ли качественно отработать дело в какие-то непродолжительные сроки. Другое дело, что по данной категории дел подавляющее большинство адвокатов назначены государством, они часто не очень качественно работают.

Если мы исходим из того, что адвокатура работает в принципе качественно, адвокаты настроены на то, чтобы защищать клиента, а не решать какие-то другие задачи, то в рамках упрощенного расследования можно работать. Я сам постоянно сталкиваюсь с работой адвокатов по назначению и смотрю формально, особенно в обвинительном заключении, какие судебные издержки были понесены государством. Они очень невелики. Цена работы адвоката рассчитывается исходя из одного дня участия в процессе. И что это означает? Буквально вчера я смотрел дело, там двое подсудимых, довольно сложное дело. У каждого адвоката закреплено по два дня участия в процессе: это допрос в качестве обвиняемого и один день ознакомления с делом. Следствие длилось восемь месяцев, ни много ни мало. Вопрос в этом случае: какая разница, дело будет длиться 10-15 дней или это будет длительная процедура с продлениями? Если процедура будет упрощена, может быть, адвокаты порезвее и поэффективнее начнут работать.

- А тот факт, что для введения этой процедуры не требуется согласия обвиняемого, как вам кажется, насколько это может быть опасным?

- Я незнаком с моментами, связанными с применением этой процедуры. Другое дело, что, может быть, если мы говорим об упрощении следственной процедуры, имело бы смысл обратиться к западному опыту, где следствие если упрощено на досудебной стадии, то в судебной стадии уже все стороны, в том числе и гособвинение, и защита, обладают всем спектром полномочий. То есть там судебное следствие может идти сколько угодно, месяцами, могут начаться экспертизы и всё, что угодно. Может быть, в этой ситуации имело бы смысл поставить вопрос о расширении и обогащении стадии судебного следствия.

- А здесь, наоборот, предполагается, что после этой сокращенной процедуры следствия возможна и особый порядок судебной процедуры. Это вопреки тому, что вы предлагаете.

- Я сбалансировал бы эти риски, которые возникают в связи с упрощением на следственной стадии. То, что предлагает МВД, может быть, и оправдано, но нуждается в какой-то балансировке, чтобы на суде эти приговоры просто не проскакивали, чтобы существовали какие-то защитные механизмы или выходы в полноценный процесс. А не так: раз здесь упрощенное производство, давайте и судью упростим. Пускай следствие будет упрощенным, но судебное производство мы ни в коем случае упрощать не должны.

 

- Вторая тема — сокращение у силовиков. Возможная ликвидация ФСКН, передача основных функций в МВД, в МВД тоже сокращения. Насколько эта мера разумна? Ссылаются на экономические причины, но насколько это может сказаться на деятельности МВД и других силовиков в ту или иную сторону?

- Я считаю, что чем больше будет силовых ведомств, которые будут конкурировать между собой, тем лучше. В связи с этим повышается качество расследования отдельных видов преступлений.

И ФСКН, несмотря на все претензии, которые звучали за последние годы по отношению к ним, все же, специализируясь на вопросах противодействия незаконному обороту наркотиков, заслужили какое-то свое место в системе правоохранительных органов. Это тот орган, который специализирован на проблематике, которой они занимались.

С другой стороны, если говорить о ФСКН, у них, конечно, особенно в период руководства господина Иванова, очень сильно были куплены функции. Я бы ставил бы вопрос о лишении их всяческих функций, связанных с лицензированием сильнодействующих веществ, наркотических, чем они, собственно говоря, и занимаются. Здесь, конечно, поле для коррупции непаханое, и эти функции имело бы смысл передать Росздравнадзору. А также лицензирование медицинских учреждений, аптечных пунктов, потому что нельзя смешивать правоохранительные функции с вопросами регулирования оборота сильнодействующих, токсических и т. д. веществ.

Поэтому имело бы смысл как-то уменьшить их функции, но сама ликвидация этого ведомства явно преждевременная. Надеюсь, что её и не произойдёт, тем более что мы не раз уже видели, когда ликвидация того или иного правоохранительного органа сопровождалась ведомственной неразберихой и негативно сказывалась в том числе и на вопросах, связанных с правами человека. Неподготовленные дела уходили в суд очень часто, много было моментов, которые умножали неразбериху. Поэтому, в принципе, я к ликвидации ФСКН отношусь негативно. Но я считаю, что у ФСКН нужно категорически отобрать функции, связанные с контролем и вопросами лицензирования. Тут, конечно, у них коррупция цветет, поверьте, я знаю не понаслышке.

 

- Третья тема — о поправках, которые снимают строгий запрет на службу полиции для тех, кто был осужден за преступления, которые сейчас декриминализованы.

- Я полностью поддерживаю снятие этого запрета. Полагаю, что формально Конституционный суд РФ абсолютно прав. Особенно в отношении вновь принимаемых на службу. С другой стороны, логично было бы предусмотреть в отношении лиц, ранее уволенных по этому основанию, изменение формулировки в увольнении. Не очень также понятно, будет ли применяться восстановление на службе. Я думаю, что предложение о том, чтобы сохранить увольнение, возможно, с соответствующей компенсацией, было бы уместно.