Барометр №6

Конфликт Кадырова с силовиками

Уровень барометра

19 апреля 2015 года сотрудники УВД Ставропольского края при поддержке военнослужащих Ханкалинской военной базы провели в Грозном совместную спецоперацию, в результате который во время задержания был расстрелян Джамбулат Дадаев.

На следующий день глава Чечни Рамзан Кадыров заявил что случившееся вызвало общественный резонанс, поскольку в воскресный день в центре города звучали выстрелы. Кадыров потребовал «провести тщательное расследование всех обстоятельств случившегося и вынести предусмотренное законом решение». 

Комментарий Игоря Каляпина

Комментарий Игоря Каляпина

Председатель МРОО Комитет против пыток

 

Децентрализация МВД

 

Нужна ли децентрализация МВД? Каковы могут быть отношения между регионом и федеральным центром? Как могут выглядеть границы автономии региональных МВД? Не в текущих законодательных рамках, а в случае реформы. Используя последнее событие, как повод поговорить об этом.

Или, может, в случае Чечни, это повод говорить не об этом, на твой взгляд, не о регионализации, а о чем-то другом?

Я считаю, что это совершенно не об этом. Потому что при любой децентрализации, безусловно, будут какие-то полицейские силы, которые будут иметь право работать в разных регионах. Совершенно очевидно, что такие полицейские силы абсолютно точно должны быть.

Не зависящие от регионального начальства?

Конечно. А если преступление совершено самими региональными полицейскими, и местное начальство не принимает мер? Что, федеральный центр никак на то не должен реагировать? Совершенно очевидно, что какие-то силовики федерального подчинения должны быть.

Если говорить об этом конкретном Дадаеве, то он находился в федеральном розыске, насколько я знаю, но его в Чечне местная полиция не задерживала. Неясно, было ли информировано МВД Чеченской республики о предстоящей операции по задержанию Дадаева. Сейчас мы имеем две противоположные позиции. Федеральное МВД говорит, что они направляли информацию и приглашали чеченских полицейских к взаимодействию. Глава Чеченской Республики Кадыров — прошу обратить внимание даже не чеченское МВД — утверждает, что этого не было. По-моему, достаточно показательно, что это говорит не министр МВД республики, генерал-лейтенант Алханов, а глава республики, которого и не обязаны были информировать об этом, т.к. он никакой полицейской должности не занимает.

В Чечне находится группировка МВД, которая имеет право проводить полицейские операции на территории любой республики Северо-Кавказского федерального округа. Речь идет о так называемом ВОГОИП (временная объединенная группировка органов и подразделений). В Чечне находится ее руководство в Ханкале и достаточно большое количество разных специалистов. И эту операцию по задержанию Дадаева проводили ставропольские полицейские в сотрудничестве с ВОГОИП, насколько я знаю.

Каковы правовые основания функционирования ВОГОИП? Вы говорите, что они совершенно независимо могут проводить операции в любой республике СКФО?

Да, их полномочия распространяются на все субъекты СКФО. Они находятся в подчинении Главного управления МВД по СКФО. Основания у всех полицейских одинаковые и прописаны в Законе о полиции. Эти основания никоим образом не определяются полицейским начальством региона. Человек находился в розыске, его пытались задержать, он протаранил полицейский автомобиль, насколько мне известно, и якобы у него имелось оружие, которое он пытался применить, но этого я точно не знаю. Это должно показать расследование, которое сейчас проводится: служебная проверка МВД, проверка процессуальная, которую проводит Следственный Комитет по Чеченской Республике. Фактом является то, что Дадаев не подчинился требованиям полицейских и протаранил автомобиль.

По Закону о полиции полицейские имеют право применить оружие для остановки машины, но они при этом, естественно, должны стрелять не по человеку, а по колесам. Возможно, они стреляли по колесам, а попали по Дадаеву. Или же они стреляли на поражение, и Дадаев пытался отстреливаться. Мы этого не знаем.

Бесспорно то, что силовики имели право проводить такую операцию. И сотрудники ВОГОИП, и сотрудники полиции другого региона. Последние могут это делать по согласованию с федеральным МВД, им необязательно для этого получать разрешение у Рамзана Кадырова.

Что касается того, как это выглядело, если бы существовала децентрализация, то в данном случае все равно бы существовали бы, — а они необходимы в любом государстве, если это единое правовое пространство, — некие полицейские силы центрального подчинения. В данном случае как раз такие силы центрального подчинения и были бы задействованы для задержания подозреваемого в тяжком преступлении.

Дадаева, между прочим, подозревали в совершении заказного убийства. Есть видеозапись, на которой он расстреливает человека. По подозрению, весьма обоснованному, в совершении убийства Дадаева объявили в федеральный розыск, и раз его не задержали полицейские Чеченской Республики, то это задержание проводили сотрудники ВОГОИП и сотрудники того региона, в котором велось расследование преступления. Это нормально и логично, и я думаю, что такой механизм даже при децентрализации и обособленности полицейских служб все равно должен существовать.

 

Известно, что в Чечне помимо полицейских подразделений действуют «армия» Кадырова. Каков статус этой «силовой структуры»? Насколько ее существование законно? Хотим ли мы такие армии в каждом регионе?

Численность сотрудников чеченской полиции около 20 тысяч. Это достаточно много. Для сравнения я могу сказать, что численность полиции Нижегородской области тоже около 20 тысяч. Но Нижегородская область все-таки в пять раз больше по населению и раз в десять, наверное, больше по территории. Из этих 20 тысяч полицейских Чечни, как минимум половина — это сотрудники ДПС, ППС, подразделений уголовного розыска, которые нормально несут свою службу и которых я бы не рискнул назвать «кадыровцами». Если спросить, кому они подчиняются, то в первую очередь они назовут Кадырова, а потом, может быть, вспомнят про Колокольцева.  Но это не личная армия Кадырова.

Есть несколько подразделений, которые выполняют несвойственные им функции, например, так называемый нефтеполк. Полк этот давным-давно стал полком управлением вневедомственной охраны. Cотрудники этого полка, по нашим документам и многочисленным делам, которые расследуются СК, задерживали лиц, которые подозреваются в каких-то отношениях с боевиками, и люди после этого исчезали. Причем у нас есть свидетели, которые рассказывали, что сотрудники нефтеполка им объясняли, что они убили их родственника, потому что в отношении него была кровная месть, зато теперь их род может спокойно жить, потому что все смыто кровью их племянника. Это официальные показания, которые существуют.

Такое подразделение не одно. Я тоже самое могу сказать и про ОМОН. В ОМОНе около 300 человек. Что касается ППСМ имени Ахмат-Хаджи Кадырова — это еще одно специфическое подразделение — там, наверное, может быть, 500 человек.

В общей сложности, включая батальоны внутренних войск, в том числе, батальон «Север», откуда был другой Дадаев, который подозревается в убийстве Немцова, наверное, от силы три тысячи человек и составляет эту «армию» Кадырова.

10 тысяч обычные сотрудники, вот еще три тысячи – это типа гвардия, а остальные семь тысяч?

Остальные семь – это фанатики Кадырова, но они не структурированы. Я не могу сказать, что они принадлежат каким-то структурам. В разных полицейских подразделениях есть много сотрудников, которые готовы по первому приказу Кадырова написать рапорт увольнения из МВД, чтобы поехать в любую точку земного шара выполнять приказ верховного главнокомандующего, то есть Путина. Но сделать они это готовы по приказу Кадырова. Но еще раз говорю, что как минимум половина чеченской полиции – это люди, которые в полицию пришли полицейскими работать, а не в любую точку земного шара ехать какие-то там задачи выполнять.