Барометр №6

Конфликт Кадырова с силовиками

Уровень барометра

19 апреля 2015 года сотрудники УВД Ставропольского края при поддержке военнослужащих Ханкалинской военной базы провели в Грозном совместную спецоперацию, в результате который во время задержания был расстрелян Джамбулат Дадаев.

На следующий день глава Чечни Рамзан Кадыров заявил что случившееся вызвало общественный резонанс, поскольку в воскресный день в центре города звучали выстрелы. Кадыров потребовал «провести тщательное расследование всех обстоятельств случившегося и вынести предусмотренное законом решение». 

Комментарий Эллы Панеях

Комментарий Эллы Панеях

Социолог

 

Децентрализация МВД

 

Не Кадырову бы жаловаться на то, что чужое МВД приехало и постреляло у него на территории, потому что больше чеченского МВД такими вещами никто не занимается. Они это могут делать в силу того, что на территории Чечни был неформально установлен особый правовой режим. Вместо того, чтобы установить формально особый правовой режим на территории, пережившей войну, что, в общем, было бы адекватным действием, там он был установлен на правах личной унии. А в унитарном по своему юридическому устройству государстве неформальный правовой режим оборачивается тем, что он распространяется на всю остальную страну с некоторой скоростью. И то, что мы пять лет назад воспринимали как чеченский беспредел, сейчас становится приемлемой техникой поведения для МВД по всей стране. И это, конечно, некоторая ирония в том, что Чечне прилетело бумерангом такое же безобразное поведение силовиков из соседнего субъекта федерации, которые приехали со своими корочками и устроили стрельбу.

Еще неизвестно, реально ли их целью было произвести арест или они хотели убить фигуранта. А неизвестно потому, что возбужденное против них уголовное дело было тут же закрыто. Смешно так говорить, конечно, про Кадырова, но в данном случае Кадыров протестует так, как следовало бы протестовать любому главе региона, если бы они осмеливались, когда на их территории в центре большого города такое происходит. Представьте себе противоположную картину: что в Московскую область прискакал без объявления войны чеченский спецназ кого-то арестовывать, устроили стрельбу на улице, убили фигуранта, после чего не последовало даже никакого разбирательства. Что бы мы про это сказали? Мы бы сказали: это ужасный чеченский беспредел. Но сейчас это уже властный беспредел МВД и вообще силовых структур в России. Он такой теперь везде.

Я бы в самой минимальной степени акцентировала здесь внимание на Кадырове, чеченских особенностях и всем остальном, потому что это уже не центр проблемы, центр проблемы в том, что у нас теперь везде Чечня, эти практики распространились.

От таких налетов могла бы помочь децентрализация. Когда совершается такой налёт без законных оснований людьми в форме, предъявляющими корочки, то, было бы неплохо, чтобы навстречу тем же самым кадыровцам, которые приехали арестовывать кого-то в Москве, вышла бы какая-то местная силовая структура: что вы поперек всех полномочий за пределы зоны своей ответственности без соблюдения нужных процедур влезаете? Но такого нет, потому что у нас МВД формально федеральное, и формально все имеют право действовать везде. В результате получаются такие коллизии.

Некоторое время у нас была единственная децентрализированная часть МВД – чеченская, которая де-факто подчинялась своим региональным властям. Теперь так безобразничать начинают все подряд. От того, что у спецназовцев МВД физиономии русские и русские фамилии в паспортах, их проще остановить тем же самым МДВ-шным силовым структурам не становится, формально это часть их федеральной вертикали.

И это вообще общая проблема. У нас силовые структуры все время воюют между собой. Обычно это происходит не внутри МВД, а между разными ведомствами. И когда они начинают бороться с нарушениями, произведенными другой стороной, они, как правило, действуют правомерно и по закону. Так происходит, потому что они все непрерывно нарушают закон, а в ответном действии никакой необходимости нарушать закон нет, т.к. они всегда можно найти законный повод предъявить претензию конкуренту.

Так у нас выглядят разборки между всеми силовыми структурами, которые при каких-то обстоятельствах вступят между собой в конфликт. На стороне защищающегося всегда оказывается закон, на стороне нападающего всегда закона примерно ноль. И когда это какая-то постоянно действующая разборка, как у Кадырова с федеральный центром силовых структур, то они обмениваются позициями правильного защитника закона и, наоборот, безобразного беспредельщика.