Барометр №6

Особый порядок и преюдиция

Уровень барометра 17 марта 2015 Госдума приняла в первом чтении поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, которые запрещают использовать доказательства, представленные при рассмотрении дел в особом порядке, в других делах.

Комментарий Александра Брестера

Комментарий Александра Брестера 
К.ю.н., кафедра уголовного процесса Юридического института Сибирского федерального университета

Отмена преюдиции приговоров, постановленных судом в особом порядке

На сегодняшний момент законопроект уже принят. Из-под преюдиции выведены приговоры, вынесенные в особом порядке. Это значит, что вынесение такого приговора не означает установленность каких-либо фактов, которые не нужно проверять. 

Здесь есть два аспекта, которые нужно различать.

Первое. И без этих изменений всем образованным людям было понятно, что никакой преюдиции приговоров в особом порядке быть не может. Для любого, кто внимательно прочтет статью 90 УПК РФ (до комментируемых изменений) станет очевидно, что она никак не может распространится на приговоры в особом порядке как минимум потому, что преюдиция касается установленных судом обстоятельств. Суд в рамках особого порядка никаких обстоятельств не устанавливает. Процесса установления, доказывания относительно элементов состава преступления там нет. В структуре приговора анализа факта и доказательств нет, только переписанная фабула дела из обвинительного заключения и решение вопроса о наказании. Так как вообще мог ставиться вопрос о преюдиции?

Он может ставиться с позиций ведомственного процесса, с позиций корпоративности органов, отвечающих за рассмотрение дела. Действительно, как судья может вынести в отношении соучастников оправдательный приговор, приговор с измененной квалификацией, если уже есть обвинительный для другого соучастника? Такое представление как раз от того, что мы продолжаем считать особый порядок уголовно-процессуальной деятельностью, равной той, что осуществляет суд в общем порядке. Но это не так. Вынесение судом решения в особом порядке – деятельность по назначению наказания, не более. Это не правосудие, не уголовный процесс даже, так как доказывания нет. 

Вряд ли вообще можно считать решение суда в особом порядке приговором. Признаками приговора такое решение не обладает. В этом решении обоснованность и мотивированность должны быть только в рамках одного аспекта – выбора наказания. И в этом смысле вполне нормально, если суд, имея обвинительный приговор в рамках одного соучастника, может в общем порядке судебного производства оправдать остальных, изменить квалификацию. Никакой коллизии здесь нет. Также как нет коллизии в том, что когда будут судить соучастников в общем порядке осужденный будет давать показания, отличающиеся от «фабулы», закрепленной в приговоре, вынесенном без судебного следствия. Процедура особого порядка специальная, исключительная, которая не может гарантировать того, что осужден действительно виновный человек. И нет ничего странного в том, что в рамках общей процедуры против других соучастников, например, будут установлены иные факты. Которые, кстати, должны повлечь за собой и отмену решения, принятого в особом порядке.

К сожалению, наш правоприменитель не таков. И именно поэтому приходится отдельным законом прописывать отсутствие преюдициального значения для приговоров, вынесенных в особом порядке, а Генеральному прокурору отдельно останавливаться на идее рассматривать дела в особом порядке в отношении соучастников только тогда, кода будут рассмотрены дела в отношении других соучастников в общей процедуре. Вынесение приговора в особом порядке для любого из соучастников серьезно влияет на возможности защиты в рамках общей процедуры судебного разбирательства. Формально - никакого влияния быть не может, но фактически для системы это означает, что приговор соучастникам тоже должен быть обвинительным. Это чисто ведомственное восприятие. С помощью таких процедур как досудебное соглашение и особый порядок создается иллюзия успешной борьбы с преступными группами.

В итоге, принятый закон убережет лишь от самых глупых попыток сослаться на приговор в особом порядке против соучастников, например. Но в целом – ничего не поменяет. Всегда, когда в системе будет уже один обвинительный приговор, это будет влиять на судью, который рассматривает дело в отношении соучастников. И влиять таким образом, что иного решения против соучастников, кроме как обвинительного он не вынесет. Хоть и не будет при этом ссылаться на приговор, вынесенный в особом порядке. Так будет до тех пор, пока мы не признаемся себе, что приговоры в особом порядке – не приговоры, что особый порядок – не правосудие, а деятельность по быстрому назначению наказания. Или пока не найдется судья-смельчак, рискнувший оправдать соучастников в общем порядке, при осуждении другого соучастника в особом.