Барометр №7

#Умарали Назаров

Уровень барометра Сотрудники фонда «Общественный вердикт» искренне сочувствуют семье Назаровых и выражают свои соболезнования. Этим выпуском Барометра реформы полиции мы хотим сказать, что семья не одна в этой трагической ситуации, что мы крайне возмущены и считаем произошедшее совершенно неприемлемым.

Этот выпуск Барометра реформы полиции посвящен истории семьи Назаровых и их сына Умарали. Этот трагический случай проще всего представить как эксцесс, наказать виновных и дальше считать, что повторение маловероятно. Но с нашей точки зрения, именно эксцессы требуют к себе повышенного внимания. Они позволяют понять и увидеть не только типичные проблемы, но и предельные случаи — масштабы последствий. Если рутинная практика может приводить к развитию трагедий, значит практика требует изменения.

Справка

Анатолий Папп, фонд «Общественный вердикт»

13 октября 2015 года, при задержании в Петербурге таджикской семьи, у матери, Зарины Юнусовой, отняли грудного сына. Потом ребенка увезли в больницу, где той же ночью он умер.

***

По данным, собранным рабочей группой Совета по правам человека, пятимесячный Умарали Назаров вместе с матерью Зариной Юнусовой и братом ее мужа Далером Назаровым были доставлены сотрудниками миграционной службы в 1-й отдел ОВД по Адмиралтейскому району 13 октября в 10:20 утра. Зарина Юнусова не смогла предъявить УФМС необходимые документы, так как не говорит по-русски, а переводчика с представителями УФМС не было. В 12:15 в ОВД сотрудником отдела по делам несовершеннолетних был составлен акт «О выявлении подкинутого или заблудившегося ребенка», но уже в 12:35 бабушка младенца Мехринисо Назарова принесла в полицию свидетельство о рождении ребенка и паспорт его матери, и в акте содержится приписка о наличии свидетельства о рождении мальчика. То есть акт был составлен в присутствии матери и бабушки, рядом находился отец ребенка Рустам Назаров. Однако, когда в 13:30 ребенка увезли в Центр имени Цимбалина, никому из них не разрешили его сопровождать.

Рейд миграционной службы был проведен по заявке администрации Адмиралтейского района. Семья Зарины, семь человек, включая троих несовершеннолетних, незаконно поселилась в нежилом помещении с отдельным входом в доме по Лермонтовскому проспекту в Санкт-Петербурге. Мать с младенцем и младшего брата отца ребенка повели в судебный участок для проведения судебного процесса по делу об административном правонарушении. По истечении более чем пяти часов судом было вынесено постановление об административном выдворении граждан Таджикистана , с самостоятельным выездом, Юнусова была также оштрафована на пять тысяч рублей. Также наказание автоматически закрывало женщине въезд в Россию в течение ближайших пяти лет.

Все это время, проведенное в милиции и суде, Зарина Юнусова не знала, куда дели ее пятимесячного сына. Не найдя его к поздней ночи, Юнусова вернулась домой. А утром 14 октября ей позвонили и сообщили, что Умарали скончался. Предварительной причиной остановки сердца была названа респираторная вирусная инфекция

Вечером 13 октября после заседания суда родителям мальчика не разрешили забрать его из больницы. Утром 14 октября, сообщив о его смерти, сотрудники Центра имени Цимбалина не только отказались назвать адрес морга, но даже вызвали наряд полиции для удаления родителей с территории больницы, поскольку свидетельство о рождении мальчика в тот момент оставалось в полиции. Семья получила доступ к телу ребенка только на четвертый день, при этом полностью осмотреть его им поначалу не давали.

Медицинская история Умарали противоречива. Юрист Уктам Ахмедов уверяет, что ребенок с рождения был абсолютно здоров, жизнеспособен, рос без отклонений. По другим данным, центр Цимбалина представил следствию и прокуратуре доказательства того, что в развитии ребенка наблюдались отклонения, и будто бы его уже при рождении включили в зону риска.  Адвокат Ольга Цейтлина говорит, у ребенка кроме свидетельства о рождении была медицинская карта, из которой следует, что ему были сделаны прививки, что опровергает версию о ненадлежащем уходе за ним родителей.

Через неделю — 20 октября — Главное следственное управление Следственного Комитета по Петербургу возбудило уголовное дело по ст.109 ч.2 УК РФ «причинение смерти по неосторожности из-за ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей». Пресс-секретарь Главного Управления МВД в Петербурге Вячеслав Степченко заверил, что в ходе проверки не найдено никаких действий, которые могли бы навредить здоровью и стать причиной последующей смерти мальчика в больнице.

В свою очередь, сотрудниками полиции проводится доследственная проверка в отношении родителей умершего мальчика. У них проводятся обыски, их пытаются привлечь к ответственности за то, что те, якобы, не исполняли обязанности по воспитанию ребенка. 

30 октября на сайте МВД был опубликован официальный комментарий, в котором было заявлено: «В действиях полицейских не установлено каких-либо нарушений, они признаны правомерными». В пресс-релизе сказано, что мать ребенка, которую надо было доставить «в отдел УФМС для оформления на нее административного материала с последующим доставлением в Октябрьский районный суд», добровольно передала младенца полицейским, которые передали ребенка в Центр медицинской и социальной реабилитации детей им. Цимбалина. При этом матери сообщили, куда именно отправят ребенка.

Член рабочей группы СПЧ Илья Шаблинский убежден, что сотрудники МВД фактически составили фальшивый акт о подкинутом ребенке, у полиции не было никаких оснований считать ребенка «подкинутым». В частности, согласно свидетельским показаниям Далера Назарова, мать мальчика, находясь в полиции, кормила его грудью, после чего у нее из рук «вырвали ребенка в присутствии двух человек в штатском по фамилии Понахов и Орлов и увезли на скорой помощи».

Родители Умарали настаивают на повторной экспертизе причин смерти ребенка. По словам Рустама Назарова, во время опознания в морге он не узнал сына и до сих пор не уверен, что там лежит Умарали. «Первый раз вместе с моим дядей были в опознании. Тогда я не узнал его. Дядя тоже сказал, что это не Умарали, нос, губы и глаза ребенка были в синяках». Но "Коммерсантъ" пишет, что в 23:45 ребенок был обнаружен "без дыхания с цианозом на губах", а цианоз — это посинение кожи вследствие недостаточного поступления кислорода в ткани, это характерно для многих заболеваний.

7 ноября стало, наконец, известно заключение судмедэкспертизы: ребенок скончался от цитомегаловирусной инфекции, что означает длительное развитие болезни и поражение практически всех жизненно важных органов. При этом медики утверждают, что диагностировать заболевание возможно только после комплексного обследования.

На встрече с представителями рабочей группы СПЧ главный врач детской больницы имени Цимбалина и ее заместитель (которая принимала 13 октября ребенка и осматривала мальчика в приемном покое) представили такие данные: «при поступлении Умарали был осмотрен. Внешне казался здоровым. Имел небольшой избыток веса, рахит 1—2 степени, дистрофию по типу паратрофии 1-й степени. В 16.00 был произведен второй осмотр. У ребенка зафиксировано нормальное самочувствие».

Адвокаты семьи ждут решения Следственного комитета по их заявлению о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции и УФМС. Адвокаты также говорят и о нарушениях, позволяющих обжаловать решение суда о выдворении. Во-первых, Юнусова уже была беременна, когда должна была покинуть страну, а уважительная причина, чтобы отложить поездку. Во-вторых, в суде женщине был предоставлен переводчик не с таджикского, а с узбекского языка, которого она не понимала.