Барометр №7

#Умарали Назаров

Уровень барометра Сотрудники фонда «Общественный вердикт» искренне сочувствуют семье Назаровых и выражают свои соболезнования. Этим выпуском Барометра реформы полиции мы хотим сказать, что семья не одна в этой трагической ситуации, что мы крайне возмущены и считаем произошедшее совершенно неприемлемым.

Этот выпуск Барометра реформы полиции посвящен истории семьи Назаровых и их сына Умарали. Этот трагический случай проще всего представить как эксцесс, наказать виновных и дальше считать, что повторение маловероятно. Но с нашей точки зрения, именно эксцессы требуют к себе повышенного внимания. Они позволяют понять и увидеть не только типичные проблемы, но и предельные случаи — масштабы последствий. Если рутинная практика может приводить к развитию трагедий, значит практика требует изменения.

Комментарий Веры Дробинской

Вера Дробинская, опекун и детский врач

– Я считаю, что история этой таджикской семьи позорная для страны. Забирать мать с грудным ребенком и высылать ее насильственно, ребенка забирать, куда-то отправлять – это вообще очень нехорошо. Конечно, юридически там оснований не было. Они составили акт, что ребенок  был оставлен без надзора. Такой акт был нужен, т.к. это единственное основание, чтобы можно было ребенка куда-то отправить. Вот они этот липовый акт и написали. Мой родственник лет десять назад хипповал во Франции, путешествовал с подругой. Их высылали, высылали, они опять возвращались, до тех пор, пока его подруга не родила от него ребенка, и после этого их сразу оставили во Франции и предоставили все условия, в том числе вид на жительство, просто потому, что ребенок болен был. Ребенок был маленький. Потом они расстались, она во Франции с ребенком. А он здесь, но в любой момент может поехать с ребенком повидаться. Там нормальные отношения, там детей всегда защищают, а тут берут ребенка и забирают просто потому, что он эмигрант. Если бы с российским ребенком так было, уже давно бы все уголовные дела возбудили. А если он таджик, то можно вот так. Я возмущена этой историей, я считаю, что должны все подключиться, и срочно, и чтобы такого больше не было.

 Что касается возможных причин его смерти в больнице, то я как врач я думаю, что он просто был простужен, и, по-видимому, за всей этой суматохой у него поднялась температура, судя по тому, что там стоит «отек мозга». На фоне температуры отек мозга, то это все, ребенок умирает. Это очень частая у грудных детей причина смерти, когда они без присмотра. А он, конечно, был без присмотра, его перекидывали с рук на руки, и до него дела никому не было.

Такая смерть очень быстро происходит. У нас была такая ситуация, когда мы ребенка из детского дома отправляли на лечение за границу, а в детском доме была эпидемия. Вечером нам говорили, что все в порядке, мы готовим документы, а утром нам сказали, что ребенок умер. Вскрытие показало, что у него был отек мозга на фоне температуры.

Цианоз, о котором упомянуто в СМИ, это синева, асфиксия. Может быть, он захлебнулся. Если, например, его накормили смесью и положили на спину, он мог захлебнуться. Это второй вариант. Но ребенок не выглядит так, что он был у родителей брошенный, что он страдал от какого-то хронического заболевания или истощения. Это была смерть от недосмотра, по-любому.

По вскрытию нельзя сказать, были ли травмы или нет. Восстановить правду по одним бумажкам полицейских, врачей бывает недостаточно, там надо восстанавливать все, потому что там все будет сейчас подгоняться под какой-то диагноз, и они постараются свалить на родителей, но ситуация так не выглядит. Выглядит, что его перекидывали с рук на руки, и он в результате остался без присмотра. А грудной ребенок очень быстро может умереть. Даже большой может, а уж грудной-то… Немыслимая ситуация, честно говоря, я в шоке.

Тело показали родственникам только на четвертый день. Таких порядков нет в наших больницах. Они просто, по-видимому, испугались, потому что там сразу уже статьи появились, заметки. – А они что делают тогда? Они собираются с патологоанатомом и пишут протокол вскрытия вместе. Потому что если, например, там нашли травму, надо напрямую про нее не писать, а как-то так ее описать, чтобы ее можно было подогнать под какое-то заболевание. Это искусство, я в свое время на этом собаку съела, мы там между строк учились читать. Раньше было очень развито, сейчас не знаю как, школа утеряна – школа вранья. Тут нужны хорошие эксперты, которые всю документацию поднимут, видеозаписи всех осмотров, включая родителей, бабушек, и будут искать несоответствия. Я вообще не понимаю, почему доследственная проверка, почему не уголовное дело? Почему Бастрыкин может возбудить уголовное дело о смерти ребенка в Америке, а в России не может?

Больница виновата, что они пропустили ребенка. Когда грудного ребенка кладут, его вместе с матерью кладут, именно потому, что уследить трудно. По идее, они должны следить за всеми детьми, тем более зная, что он один, без матери. Но по умолчанию так очень редко делается, и, конечно, такие вещи время от времени происходят в больницах. В Туле новорожденного ребенка положили под синюю лампу, чтобы желтуху полечить, лампа вспыхнула, и он минут пять пролежал в открытом пламени. У него пальцы сгорели, нос сгорел, он жив, но он весь изуродованный. То есть периодически это происходит, но так, конечно, не должно быть.

По результатам вскрытия получается, что ребенка забирали практически в агонии, если верить вскрытию. И не сделали НИЧЕГО?

Вообще я думаю, что цитомегалия сказка. Но если следовать их же логике, то ребенка осматривал врач скорой и не посчитал вообще больным. И вдруг ребенок неожиданно умирает, и на вскрытии тяжелые хронические изменения. Значит, стресс резко ухудшил его состояние и сделал течение болезни молниеносным.

Но чтобы реально расценить, что там произошло, надо всю истории и все документы по мальчику просматривать.

Я хочу добавить, что я сочувствую родителям. Я понимаю, что это такое горе, которое словами вообще не выразишь, но я хочу, чтобы они знали, что мы все сочувствуем. Это немыслимо, и надо, конечно, стараться, чтобы таких вещей не было, потому что это всю страну позорит, это пятно на всю страну. Издеваться над грудным ребенком, не найти способа помочь ему только потому, что он эмигрант.