Барометр №8

Аналитика

Асмик Новикова

Адвокаты семьи были вынуждены дать подписку о неразглашении данных предварительного расследования. Из-за этого фактически нет доступа к информации о том, как проходит расследование и каких результатов удалось достичь следствию. Официальные структуры – Следственное управление, ГУВД Санкт-Петербурга, МВД России, уже почившая ФМС — скупы в публичных комментариях. В своем официальном заявлении 30 октября 2015 года МВД отчиталось о проверке действий сотрудников подразделения по делам несовершеннолетних, где находился Умарали Назаров, уже разлученный с матерью Зариной Юнусовой. Проверка МВД нарушений не обнаружила. Министр МВД на годовой расширенной коллегии 15 марта 2016 года в своем докладе дело Умарали Назарова проигнорировал полностью.
Причины, из-за которых следователь взял подписки о неразглашении материалов расследования, неизвестны, никаких официальных комментариев представлено не было. Истребование такой подписки в деле, имеющем повышенную общественную значимость, упрочивает недоверие к расследованию.
Смерть младенца в больнице невозможно превратить в дежурное событие — слишком опасна ситуация бесконтрольной гибели в медицинских учреждениях. Поэтому несмотря на закрытый характер расследования важно, на имеющейся в открытом доступе информации, попытаться восстановить его ход, и, что важнее, определить потенциальные возможности расследования. Ясно, что при закрытости расследования это не удастся сделать с полнотой и тщательностью, которая была бы очень верна для дела Умарали Назарова.
Но сохраняется возможность обозначить ключевые вопросы к следствию и смоделировать идеальные сценарии расследования, т.к. общественная значимость этого события делает необходимым общественный контроль за расследованием. Если закрыт доступ к расследованию, то сохраняется возможность понимать, как оно должно быть устроено, каковы критерии качества расследования и отслеживать и оценивать его процесс и результат.