Барометр №8

Комментарии экспертов

Комментарий Юрия Костанова

Комментарий Юрия Костанова

Член Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, председатель президиума Московской коллегии адвокатов «Адвокатское партнерство»


- Как, с вашей точки зрения, сейчас ведется следствие? Вы в курсе, что там происходит?

- Я читал в прессе, что дело возбудили по поводу неосторожного убийства, да?

- По факту смерти, да.

- По факту смерти, но речь идет у них о неосторожном убийстве, я так это понял. По крайней мере, так писали в прессе. А что тут особенно комментировать? Нормальный случай российского людоедства. Примерно с месяц назад, а может, месяца два, очень похожая ситуация произошла на Кубани. Там молодая семья, детдомовцы, мальчик и девушка (русские люди, тут ксенофобией не пахнет). Их стали проверять органы опеки, как они воспитывают детей, отобрали у них ребенка, тоже младенца, несмотря на то, что никакие органы опеки без судебного решения этого сделать не могут. А вернули им через несколько дней труп. И так все шито-крыто, как будто так и надо. И в Питере то же самое: совершеннейшее людоедство, других разговоров нет.

С точки зрения юридической: если все то, что написано в газетах на эту тему, правда, то это, конечно, умышленное убийство. Когда взрослые, психически нормальные люди (если они нормальные) пятимесячного младенца оставляют без пищи, воды и теплой одежды в, прямо скажем, не самых тропических широтах Петербурга, то они, конечно же, должны понимать, что возможность летального исхода совершенно реальна. И если они сознательно это допускают (а иначе здесь не получается), то, значит, это косвенный умысел, статья 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, а вовсе никакое не неосторожное…

Неосторожное – когда или вообще не предвидит возможности наступления последствий, либо предвидит, но наивно считает, что этого не произойдет. Ну, вот: по школьному двору катается мотоциклист, ему говорят: «Что ты здесь делаешь? Собьешь кого-нибудь!» А он говорит: «Да я вообще король дорог, я не собью». И сбивает. Вот это преступная самонадеянность. А в случае с несчастным таджикским мальчиком это, конечно же, людоедство. И очень жаль, что это людоедство поддержано еще и судом, очень жаль.

Потерпевшим не дали захоронить сына, и уже их выгоняют. Интересы ФМС, якобы наши с вами миграционные интересы, выше всех человеческих чувств. Вот и все.

- Следствие, которое началось, идет на фоне того, что мать, которая была признана потерпевшей, в течение пяти дней должна уехать, а отца мальчика пока не признали потерпевшим. В этой ситуации следствие будет как-то продолжаться. Их не интересует то, что может рассказать мать, которая не только потерпевшая, но и свидетель? Как в такой ситуации должно было правильно вестись следствие?

- Так-так, давайте уточним: высылают Юнусову? А муж остается?

- Отец остается, но его отказались признать потерпевшим несмотря на то, что адвокаты ходатайствовали об этом.

- Это абсолютный бред, потому что потерпевших может быть сколько угодно. Если ребенка убили, мать потерпевшая, а отец что, не переживает по этому поводу? Бабушка с дедушкой тоже могут быть признаны потерпевшими. Закон это позволяет и прямо предписывает это сделать. Что за подходы такие? Я повторяю, я одним словом это все называю: людоедство. Совершенное людоедство.

Даже чисто процессуальный интерес: для следователя, конечно, приятней, когда потерпевшие, свидетели и т. д. – все под боком. Уже с этой точки зрения ее высылать куда-то не очень хорошо. А с точки зрения общечеловеческой морали это вообще безобразие.

Ну как это?! Женщина приехала, чтобы вылечиться от бесплодия, ее вылечили, раз ребенок родился, вылечили только для того, чтобы вот эти людоеды этого ребенка уничтожили. Вообще это чистый фашизм, беспримесный. Если вы помните «Семнадцать мгновений весны», там был такой эпизод, когда молодая гестаповка, чтобы добиться признания от русской разведчицы, ее младенца распеленала перед открытым окном в холодную погоду. Вот совершенно то же самое. Если та это делала из каких-то служебных соображений, то эти делали просто… Как можно пятимесячного ребенка задерживать, приводить в милицию? Где это, в каком законе написано?

- Какие шаги должно было произвести следствие?

Во-первых, оно должно было возбуждать дело по статье об убийстве, умышленном, а не неосторожном. Никаких сомнений в этом нет. Во-вторых, я думаю, у Следственного управления Петербурга есть, конечно, реальные возможности сделать так, чтобы никуда мать не отсылали. Руководство Следственного управления должно было войти с соответствующими ходатайствами к руководству ФМС, через Прокуратуру, в конце концов! Прокуратура – мать наша, которая должна по закону охранять права граждан, но почему-то об этом все время забывает. Я думаю, это решено было бы легко и просто. В те дикие тоталитарные времена, которые мы все вспоминаем якобы с ужасом, я работал в прокуратуре, я был следователем, и я такие вещи решал спокойно. Чтобы я не смог договориться с каким-то там паспортным столом и т. д.? Это ерунда какая-то! Просто не хотят этого. Они хотят, как говорится, «замылить» дело. Мальчика убили, девушку отправили куда-то, и еще что-нибудь сделают с отцом. Если я правильно понял прессу, там еще расследуется дело по поводу якобы ненадлежащего воспитания ребенка в семье.

- Да.

- Это какой-то полный бред. Тут комментировать, собственно говоря, нечего, потому что, если были бы какие-то разночтения, какие-то спорные моменты… А что тут спорного? Они бесспорные людоеды, вот и все.