Барометр №8

Комментарии экспертов

Комментарий Ильи Шаблинского

Комментарий Ильи Шаблинского

член Совета по развитию гражданского общества и правам человека

 

– Нам было бы интересно уточнить статус Рустама Назарова. Он официальный муж, т. е. он и Зарина расписаны официально? Запись о сыне в его паспорте есть?

– Я действительно с ним общался, но я не просил его показать паспорт и точно этого не знаю. У них разные фамилии, и у меня нет уверенности, что их брак зарегистрирован.

– Его не признали потерпевшим, несмотря на просьбы адвокатов, и ему, как известно, не оставили ребенка, когда увозили в больницу.

– Но в свидетельстве о рождении он указан отцом.

– Понятно. Это важно. Адвокат Ольга Цейтлина нам сказала, что адвокаты обращались с требованием о возбуждении уголовного дела против полиции. Вы что-нибудь знаете об этой истории?

– Мы требовали того же самого. Мы настаиваем, я в данном случае говорю от имени комиссии Совета, на возбуждении уголовного дела в связи со злоупотреблением служебными полномочиями. Это был один из главных выводов нашего отчета. У нас общая позиция с адвокатами, но я не знаю, какие конкретные действия они предприняли. Адвокаты должны были обращаться с этим в Следственный комитет.

– Вы что-нибудь знаете о реакции СК или прокуратуры?

– Не знаю. Мы требовали возбуждения уголовного дела. Это главный вопрос, потому что Следственный комитет возбудил дело по 109-й статье «Причинение смерти по неосторожности». Это не то, что, на наш взгляд, должно быть в центре внимания. По этой статье могут быть привлечены только медицинские работники, и это никак не касается сотрудников МВД. Мы провели пресс-конференцию, но что может Совет по правам человека? Озвучить позицию и громко ее продекларировать. Мы ни в каком качестве не участвуем в уголовном процессе.

– Дело, которое возбуждено, условно говоря, против врачей, как продвигается? Есть ли материалы этого дела, у кого доступ к этим материалам?

– Я знаю, что в рамках этого дела была проведена патологоанатомическая экспертиза. И именно в рамках этого дела у родителей пытались принудительно взять анализ крови. Но, может быть, более подробный ответ вам сможет дать М.Ф. Полякова (комментарий 1, комментарий 2), которая вместе со мной входит в рабочую группу, созданную Советом. Я также знаю, что в рамках расследования дела именно по этой статье были допрошены многие сотрудники этого медицинского центра. Допрашивали врачей. Но ничего не известно о том, что допрашивали сотрудников полиции, в том числе Алексееву. М.Ф. Полякова ездила в Санкт-Петербург еще раз, уже после того, как наша группа вернулась. Она еще раз встречалась с прокурором Невского района. Они к нам отнеслись, конечно, с некоторым подозрением, но все-таки некоторые материалы дали, дали очень важный акт, который, собственно, показал факт произвола. А так его никто добыть не мог.

– Скажите, а материалы, связанные со вскрытием, они предоставляли? Заключения экспертизы?

– Нет.

– То есть нет ни у родителей, ни у стороны защиты.

– Когда мы непосредственно говорили с прокурором Невского района, еще не было заключения экспертизы, и мне несколько раз повторили, что еще рано делать выводы.

– Но их до сих пор не ознакомили с медицинскими документами. Сторона родителей не знает ничего об этом.

– Это просто говорит о том, что это произвол, и что Следственный комитет хотел бы снять всякую ответственность с работников МВД, выбросить из России Зарину Юнусову и прекратить это дело. Вот это мой вывод.