Барометр №8

#Умарали Назаров. Этнахта (Неоконченная история расследования)

Уровень барометра 13 октября 2015 года, при задержании в Петербурге таджикской семьи, у матери, Зарины Юнусовой, отняли грудного сына. Потом ребенка увезли в больницу, где той же ночью он умер.

В декабре 2015 года мы изложили события вокруг дела Умарали и представили мнения экспертов.

На июнь 2016 существенных сдвигов в расследовании дела таджикского ребенка не произошло.

  • Справка

Справка


13 октября 2015 года, при задержании в Петербурге таджикской семьи, у матери, Зарины Юнусовой, отняли грудного сына. Потом ребенка увезли в больницу, где той же ночью он умер. 

 В декабре 2015 года мы изложили события вокруг дела Умарали и представили мнения экспертов.

 На июнь 2016 существенных сдвигов в расследовании дела таджикского ребенка не произошло.

Выдворение

 После рейда миграционной службы 13 октября 2015 года Зарину Юнусову приговорили к выдворению из России и штрафу в пять тысяч рублей. Адвокаты обжаловали это решение суда, поскольку Юнусова уже была беременна, когда должна была покинуть страну. Кроме того, в суде женщине был предоставлен переводчик не с таджикского, а с узбекского языка, которого она не понимала. Однако 12 ноября городской суд Санкт-Петербурга отказал Зарине Юнусовой в ее жалобе, а 16 ноября 2015 года ее депортировали в Душанбе.

 26 ноября семью Назаровых выселили из съемной квартиры - помещение было признано нежилым.

 7 декабря 2015 года стало известно, что адвокаты Зарины Юнусовой Юрий Серов и Ольга Цейтлина просят отменить решение суда о выдворении Зарины Юнусовой из России. По мнению защитников, лишь отмена выдворения «способна восстановить нарушенные права жертвы преступления и дать возможность потерпевшей активно участвовать в расследовании, а государству — выполнить свою обязанность по эффективному расследованию нарушения права на жизнь». В этой жалобе, по свидетельству Ольги Цейтлиной,  адвокатам также было отказано. Однако 2 декабря 2015 года статус потерпевшего оформилиРустаму Назарову.

 В недавней беседе с журналистами Зарина Юнусова, которая живет в кишлаке со своими родителями, говорила, что хочет только одного: вернуться к мужу и попробовать завести еще одного ребенка. Но сделать этого она не может, поскольку въезд в Россию ей запрещен на пять лет.

Причина смерти глазами МВД: "Он бы умер вечером дома"

 После изъятия Умарали, не смотря на присутствие родственников, был составлен акт «О выявлении подкинутого или заблудившегося ребенка» и мальчика отобрали и увезли в больницу. А вечером 13 октября, после заседания суда, родителям не разрешили забрать его из больницы. 

 Утром 14 октября, сообщив о его смерти ребенка, сотрудники Центра имени Цимбалина не только отказались назвать адрес морга, но даже вызвали наряд полиции для удаления родителей с территории больницы. Родные увидели тело ребенка только на четвертый день, при этом полностью осмотреть его им поначалу не давали. 

 Умарали выглядел, как все отмечали, здоровым и нормальным, у ребенка была медицинская карта, из которой следовало, что ему были сделаны прививки. 20 октября было возбуждено уголовное дело по статье 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). На съемную квартиру к Рустаму Назарову явился следователь, а с ним инспекторы социальной службы, которые под наблюдением понятых провели опись имущества.

Вначале предварительной причиной остановки сердца ребенка была названа респираторная вирусная инфекция. Позже "Фонтанка" сообщила, что центр Цимбалина представил следствию и прокуратуре доказательства того, что в развитии ребенка наблюдались отклонения, и будто бы его уже при рождении включили в зону риска. С другой стороны, юрист Уктам Ахмедов уверял, что ребенок с рождения был абсолютно здоров, жизнеспособен, рос без отклонений. 
7 ноября "Новая газета" процитировала "заключение комплексной судмедэкспертизы": «Причиной смерти Умарали Назарова явилось заболевание: генерализованная вирусная (цитомегаловирусная) инфекция. Данная инфекция осложнилась развитием легочно-сердечной недостаточности». "Адвокат потерпевших Ольга Цейтлина, как и они сами, еще не ознакомлены с результатами судмедэкспертизы", - заметило при этом издание. Собственно, содержание экспертизы не обнародовано до сих пор: после ознакомления с ней адвокаты потерпевших вынуждены были дать подписку о неразглашении материалов дела. В ноябре экспертиза еще не была готова — СМИ ошиблись и цитировали акт исследования тела.

 Следователи пытались взять анализ крови Юнусовой, однако она не дала на это согласие. Позже, после ее депортации, адвокат Юнусовой в Таджикистане сообщила, что анализ крови не выявил у ее доверительницы цитамегаловируса. 

 3 марта 2016 года адвокаты пожаловались  в суд на бездействие следствия по делу Умарали, а также на многочисленные нарушения следователями прав потерпевших и их представителей. Суд рассматривал жалобу больше двух месяцев, поскольку никак не мог получить от следствия материалы уголовного дела. Судья Алексей Головко запрашивал их трижды, однако в итоге получил лишь несколько бумаг: получив судебные запросы, петербургские следователи отправили уголовное дело на проверку в Следственный комитет в Москву.  

 6 апреля 2016 года стало известно, что Следственный комитет не нашел вины врачей в смерти Умарали Назарова.  "На данный момент вердикт Следственного комитета, что врачи больницы им. Цимбалина не виноваты в его смерти", - заявила в ходе ежегодного доклада в Заксобрании города уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова. А начальник главного управления МВД России по Петербургу и Ленинградской области Сергей Умнов, отвечая на вопрос депутатов, заявил, что полицейский, отправивший в больницу пятимесячного ребенка, своими действиями спасал его жизнь, поскольку "...в соответствии со всеми экспертизами мальчик погиб не от действий миграционной службы или действий полиции. По моему мнению, полицейский, инспектор по делам несовершеннолетних, направив в больницу мальчика, могла реально спасти его, потому что он был тяжело болен. Если бы полицейский не направил этого мальчика в больницу и он умер бы вечером дома".

Претензии адвокатов. "Там же ещё есть видео..."

 По существу дела претензии потерпевшей стороны были к работникам УФМС и полиции - по поводу незаконного изъятия ребенка, и  к врачам - в связи с гибелью мальчика.
Сначала следственным отделом по Невскому району было возбуждено уголовное дело N387641 по признакам преступления, которое предусмотрено частью 2 статьи 109 УК РФ ("Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей"). 

 30 октября на сайте МВД появилось сообщение, где говорилось, что "служебная проверка по факту доставления в 1 отдел полиции по Адмиралтейскому району г. Санкт-Петербурга гражданки Таджикистана с малолетним ребенком завершена. В действиях полицейских не установлено каких-либо нарушений, они признаны правомерными".

 17 декабря 2015 года адвокат пострадавших Ольга Цейтлина сообщила, что проверка Следственного комитета (в рамках дела, возбужденного по статье 109 УК РФ) возобновлена в отношении и родителей погибшего Умарали, и действий сотрудников полиции и УФМС. 

 3 марта 2016 года, как уже говорилось, адвокаты пожаловались в суд на бездействие следствия и многочисленные нарушения прав потерпевших и их представителей, а 18 мая "Новая газета" сообщила, что суд признал незаконным бездействие следствия, нашел большое количество нарушений в действиях следователей и обязал их устранить эти нарушения.

 Как постановил судья, следователь Невского районного отдела Александр Ожиганов и его руководство за прошедшие семь месяцев почти ни о чем не уведомляли своевременно потерпевших и их защитников: ни о продлении сроков следствия, ни о назначении экспертиз, ни об их результатах, ни об отказе в альтернативном судебно-медицинском исследовании. Кроме того, пострадавших не знакомили с материалами дела. 

 Проверки правоохранительных органов продолжаются - об этом заявила 6 апреля Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова. Однако никакого уголовного дела против должностных лиц нет: "Проверки проводятся и Генеральной прокуратурой, и СК в рамках уголовного дела по ст. 156 УК РФ "Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего", возбужденного в отношении родителей", - подчеркнула Агапитова.

 Тем не менее, подвижки в деле начались: 3 июня адвокат Ольга Цейтлина сообщила, что назначена новая судебно-медицинская экспертиза, в Военно-медицинской академии, со множеством вопросов, в том числе и поставленными потерпевшей стороной.

 А еще адвокат Цейтлина заявила, что теперь они располагаю практически всеми материалами по делу: "Они у нас есть, да. И в том числе последние документы о последних днях жизни ребёнка, где там и время исправлено, где непонятно кем это подписано, что вот он был жив, а потом мертв. Но видео нам не дали. Там же ещё есть видео, мы просим – нам его не дают".