Право на свободу
Юристы фонда «Общественный вердикт» подготовили доклад о соблюдении права на свободу мирных собраний в России за последние пять лет.
С 1961 года, когда Европейский суд рассмотрел первую жалобу, было вынесено около 140 решений и постановлений, относящихся к практическому обеспечению права на свободу мирных собраний. На сегодня этим прецедентным правом охвачены только 19 из 47 стран-членов Совета Европы. Нарушения свободы собраний ЕСПЧ установил в 109 делах, касающихся 14 государств.
Увеличилась
административная ответственность
На таком в целом благоприятном фоне не может не беспокоить тот факт, что Россия с 16 постановлениями ЕСПЧ, из которых 9 были вынесены после 1 января 2016 года, уверенно и, по всей видимости, надолго обосновалась в тройке государств, в совокупности обеспечивающих две трети нарушений права на свободу собраний в странах Совета Европы. Внимание российских правозащитников к этой проблеме усилилось в 2012 году. Тогда власти использовали беспорядки, которыми 6 мая закончился многочисленный протестный митинг на Болотной площади в Москве, чтобы внести радикальные антидемократические изменения в законодательство о свободе мирных собраний
Россия находится в тройке государств, обеспечивающих две трети нарушений права на свободу собраний в странах Совета Европы.
Настоящий Федеральный закон направлен на обеспечение установленного Конституцией России права граждан собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования.
Минимальный размер штрафов, установленный в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП) за нарушения законодательства о публичных мероприятиях, 9 июля 2012 года был увеличен для участников с 1 000 рублей до 10 000 рублей, а максимальный – с 2 000 рублей до 300 000 рублей. При этом в КоАП добавили составы «правонарушений», их количество было увеличено с 4 до 11. По некоторым правонарушениям был введен новый вид наказания — обязательные работы. Срок давности также увеличили: теперь можно привлекать к ответственности в течение года после самого события. Ранее, срок давности был три месяца.
За преступление против основ конституционного строя и безопасности государства или преступления против общественной безопасности и порядка.
Сократилась свобода в регионах
В Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» (далее – Федеральный закон о собраниях) были внесены антидемократические изменения, противоречащие принципам «презумпции в поддержку проведения собраний», «пропорциональности» и «противодействия дискриминации». Государства, несмотря на то, что свобода мирных собраний не является абсолютной и может ограничиваться, должны прежде всего способствовать реализации этого права и защищать его. Законодательные изменения в России имеют репрессивный характер и предоставляют чрезмерные возможности для усмотрения властей при принятии решений о согласовании публичных мероприятий и их пресечении.
В частности, на организатора переложили ответственность за вред, который был причинен участниками мероприятия; установлен абсолютный запрет на использование масок, средств маскировки; в перечень граждан, которые не могут быть организаторами мероприятия, были включены лица, имеющие неснятую или непогашенную судимость. Ранее введенный запрет на проведение мероприятий в ночное время начал действовать не с 23:00, а с 22:00. Федеральные законодатели также передали парламентам российских регионов полномочия, которые позволяют им дополнительно ограничивать свободу собраний. С помощью этих полномочий на региональном уровне можно, по сути, прямо или косвенно лишить граждан права свободно выбирать место проведения любых акций общественно-политического характера, кроме пикетирований с одним участником.
Федеральные законодатели передали парламентам российских регионов полномочия, которые позволяют дополнительно ограничивать свободу собраний.
►►
Положительный факт
Стоит отметить как положительный факт, что Конституционный Суд (КС РФ) разрешил судам назначать штрафы ниже минимального размера, который установлен новыми изменениями в КоАП. В постановлении № 4-П от 14 февраля 2013 года КС РФ признал, что минимальные штрафы, установленные статьей 20.2 КоАП, чрезмерно ограничивают права граждан. КС РФ уведомил парламент о необходимости изменить законодательство. Это единственное, что КС РФ признал не соответствующим Конституции РФ.
В остальной части обжалованные изменения законодательства были признаны соответствующими Конституции РФ. Но даже это решение КС не повлияло на судебную практику.

Суды крайне редко снижают размеры штрафов даже в тех случаях, когда нарушения незначительны и неопасны или от них нет никаких нежелательных последствий. Из Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» была исключена норма, которая разрешала обучающимся проводить собрания и митинги в учебных заведениях. Эта норма, призванная обеспечить меры по защите прав ребенка, была введена в 1999 году и устанавливала, что митинг должен быть посвящен вопросам защиты прав учеников и проходить во внеурочное время. Норма была исключена в 2013 году.
Появилась новая уголовная статья
В 2014 году после массовых протестов в России против политики властей в отношении Украины была усилена репрессивная составляющая законодательства о митингах.

В июле 2014 года в Уголовный кодекс Российской Федерации (далее УК) была введена новая статья 212.1, которая установила уголовную ответственность за неоднократные нарушения порядка организации либо проведения публичных мероприятий. Статья применима в отношении граждан, которые более двух раз за полгода были привлечены к административной ответственности по статье 20.2 КоАП и при этом нарушили требования Федерального закона о собраниях. Наряду с этим была ужесточена и сама статья 20.2 КоАП. Она была дополнена двумя новыми составами правонарушений — частью 6.1 и 8.
Начиная с 2013 года, тенденция на антидемократическое изменение российского законодательства усилилась.
Статья подразумевает наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет или штрафа в размере до 1 000 000 рублей.
Часть 6.1 ввела ответственность за участие в несанкционированном публичном мероприятии, которое помешало работе транспортной или социальной инфраструктуры, связи, передвижению пешеходов. В данном случае нельзя не отметить спорное использование термина «несанкционированное публичное мероприятие», которое диссонирует с остальным российским законодательством, формально до сих пор предусматривающим уведомительный, а не разрешительный порядок организации публичных мероприятий. При этом КС РФ, рассматривая понятие «согласование», указал, что орган публичной власти не может запретить (не разрешить) проводить публичное мероприятие. Власти вправе лишь предложить изменить место и (или) время мероприятия. Причем власти должны привести веские доводы в обоснование того, что проведение публичного мероприятия в заявленном месте и (или) в заявленное время не просто нежелательно, а невозможно в связи с необходимостью защищать конституционно признаваемые ценности. Кроме того, власти должны предложить организаторам такой вариант, который позволял бы достичь цели, ради которой проводится мероприятие, участникам мероприятия — свободно формулировать и выдвигать требования, в том числе политические, и доводить до соответствующих адресатов.
→ Конституционный Суд указывает, что власти вправе лишь предложить изменить место, предложив организаторам такой вариант, который позволял бы достичь цели, ради которой проводится мероприятие.
►►
Оправдание Ильдара Дадина
Использование этой нормы УК для подавления оппозиционных выступлений застопорилось после того, как КС в своем постановлении № 2-П от 10 февраля 2017 года перечислил обязательные условия для ее применения. Это повлекло за собой полное оправдание Ильдара Дадина, ранее осужденного по статье 212.1 УК к двум годам и шести месяцам лишения свободы. КС РФ обязал пересмотреть решение суда по делу Ильдара Дадина. При этом КС признал допустимой уголовную ответственность за неоднократные нарушения на публичных мероприятиях. Суд подчеркнул, что необходимо соблюдать общие принципы юридической ответственности, предполагающие, в частности, что уголовная ответственность за нарушение порядка организации публичных мероприятий должна быть адекватна общественной опасности: если нарушение было противоправным «сугубо формально», оно не может влечь уголовную ответственность.
Часть 8 предусматривает ответственность за «рецидив» по административным правонарушениям, которые перечислены в той же статье в других ее частях. Если человек в течение года повторно нарушает статью 20.2 КоАП, кроме, почему-то, части 7, и его действия не содержат уголовного состава, то тогда гражданину грозит повышенный административный штраф, или обязательные работы до 200 часов, или административный арест на срок до 30 суток.
Руководящие принципы по свободе
мирных собраний

  • Законность,
  • Недискриминация,
  • Общественное место,
  • Уведомление,
  • Стихийные собрания.

Очевидно, что описанный процесс деградации российского законодательства формирует у чиновников всех уровней недоверие к праву на свободу мирных собраний во всех случаях, когда им хотят воспользоваться для критики государственной политики, для осуждения тех или иных антидемократических тенденций в общественной жизни или для привлечения внимания к нуждам различного рода меньшинств. На практике это приводит к множеству нарушений большей части разработанных ОБСЕ Руководящих принципов по свободе мирных собраний, малая часть которых, в качестве примеров, описана ниже.
В России в практике административных и судебных органов нередки случаи ограничения свободы мирных собраний, которые не имеют должного основания в законодательстве. Иллюстрацией этой проблемы является запрет публичных мероприятий на Красной площади в Москве из-за ее близости к Кремлю.

С одной стороны, статья 8 Федерального закона о собраниях с момента его принятия в 2004 году действительно устанавливает абсолютный запрет на проведение любых публичных мероприятия на территориях, непосредственно прилегающие к резиденциям Президента России, главной из которых является Московский Кремль. С другой стороны, в статье 2 этого же закона указано, что границы таких территорий могут быть определены лишь в решениях региональных или местных властей. При этом любое такое решение, в силу требований статьи 15 Конституции, не может применяться до тех пор, пока оно не опубликовано официально для всеобщего сведения.
Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, за исключением случаев, предусмотренных частью 6 настоящей статьи, — влечет административный штраф от 10 000 до 20 000 рублей или обязательные работы на срок до 40 часов.
►►
Пикет на Красной площади, 2016 год
Несмотря на то, что в Москве до настоящего момента отсутствует правовой акт, устанавливающий границы территории, непосредственно прилагающей к Кремлю, власти часто преследуют участников мероприятий на Красной площади, ссылаясь исключительно на статью 8 Федерального закона о собраниях. Примером такой практики может служить постановление Тверского районного суда Москвы от 19 октября 2016 года. Суд оштрафовал на 10 тысяч рублей участницу пикета 25 августа 2016 года на Красной площади. Этот пикет был напоминанием о демонстрации диссидентов, проведенной в 1968 году в том же месте и в тот же день в знак протеста против ввода советских войск в Чехословакию.
Применение в этом же деле части 5 статьи 20.2 КоАП противоречит принципу законности. КС РФ в своем постановлении от 14 февраля 2013 года признал указанную норму не соответствующей Конституции и обязал внести в статью законодательные изменения.
Но до сих пор статья не изменена. Даже через три года после постановления КС РФ часть 5 статьи 20.2 КоАП в ее неконституционной редакции продолжала применяться во многих сотнях дел об административных нарушениях, что недопустимо в правовом государстве.
Федеральный закон о собраниях устанавливает, что организаторами публичного мероприятия могут быть один или несколько граждан России. Организатором демонстраций, шествий и пикетирований – гражданин России с 18 лет, митингов и собраний – с 16 лет. Политические партии, общественные и религиозные объединения, их региональные отделения и структурные подразделения также могут быть организаторами публичных акций. Из буквального содержания нормы следует, что организаторами публичных мероприятий не могут быть иностранцы и лица без гражданства, даже если они имеют вид на жительство в России. Кроме того, несовершеннолетним в возрасте от 16 до 18 лет не разрешено быть организаторами публичных мероприятий трех из пяти перечисленных в законе видов независимо от числа потенциальных участников, что противоречит принципу пропорциональности, закрепленному статье 11 ЕКПЧ.
В России представители различных меньшинств регулярно сталкиваются с невозможностью согласовать с властями публичные мероприятия. Больше всего от этого страдают члены ЛГБТ-сообщества и протестантских деноминаций.
►►
Гей-парад в Сыктывкаре, 2013 год
Так, жертвами дискриминации стали трое организаторов гей-прайда (шествия), который планировалось провести 31 марта 2013 года в городе Сыктывкаре (Республика Коми) для привлечения внимания к проблеме распространения гомофобии в российском обществе. 20 марта администрация города предложила провести акцию в одном из городских парков. В тот же день организаторы шествия приняли это предложение властей. Однако новость о предстоящем гей-прайде вызвала волну публичных гомофобных высказываний со стороны представителей консервативных общественных сил, в том числе, функционеров партии «Единая Россия» и священников Русской православной церкви. В результате 25 марта 2013 года администрация города отозвала свое согласие на проведение гей-прайда в парке без обозначения какой-либо альтернативной площадки. При этом власти сослались на недовольство, которое акция вызывает у части жителей города, а также на то обстоятельство, что одному из организаторов шествия только 16 лет.
В России практически невозможно получить согласие властей на проведение публичного мероприятия оппозиционного характера в сколько-нибудь людном месте, даже если такие мероприятия там формально не запрещены. При этом должностные лица, как правило, ссылаются на то, что планируемое мероприятие будет отвлекать водителей автомобилей либо помешает пешеходам или отдыху детей.
►►
Антикоррупционная демонстрация в Перми, 2017 год
Например, в мае 2017 года администрация Перми (Пермский край) не согласовала проведение антикоррупционной демонстрации на тротуаре одной из центральных улиц Перми, которую планировалось провести в национальный праздник «День России». На акцию должны были собраться до 150 человек. Администрация сослалась на следующее: «Проведение мероприятия… не позволит разместить и обеспечить организованное движение заявленного количества участников, не создавая трудности для передвижения граждан, незадействованных в проведении публичного мероприятия, как по маршруту следования демонстрации, так и на перекрестках при пересечении гражданами пешеходных переходов, вследствие чего возможны необоснованные выходы пешеходов на проезжую часть в нарушении Правил дорожного движения… Кроме того, проведение публичного мероприятия с использованием наглядной агитации и атрибутики, обозреваемой участниками дорожного движения (водителями транспортных средств), в сопровождении со звукоусиливающей техникой, может стать фактором отвлечения внимания водителей от обстановки на проезжей части и явиться причиной дорожно-транспортных происшествий…».
Статья 8 Федерального закона о собраниях содержит абсолютный запрет на проведение любых публичных мероприятия на территориях, непосредственно прилегающих к пенитенциарным и судебным учреждениям, а также к опасным производственным и иным объектам, эксплуатация которых требует соблюдения специальных правил техники безопасности. При этом, как уже отмечалось, статья 2 закона устанавливает, что границы таких территорий могут быть определены лишь в решениях региональных или местных властей.

Само по себе вышеуказанное ограничение свободы мирных собраний, как его сформулировал законодатель, представляется непропорциональным, так как, например, пикетирование промышленных предприятий, тюрем и судов является обычной практикой в демократических странах.
Известен, как минимум, один случай, когда запретом публичных мероприятий у зданий судов был злонамеренно закамуфлирован запрет этих мероприятий у зданий других органов власти.
►►
Одиночные пикеты на Стефановской площади в Сыктывкаре, 2011 год
В 2011 году администрация Сыктывкара (Республика Коми) объявила территорией, непосредственно прилагающей к зданию суда, центральную (Стефановскую) площадь города, на которой размещаются зданиях парламента и правительства Республики Коми. Эта площадь с 60-х годов XX века является единственным в городе общественным пространством, специально приспособленным для проведения митингов и демонстраций с большим числом участников. Формальным поводом для такого решения городских властей стало то, что в здании регионального парламента на восьмом этаже в нескольких кабинетах разместился Конституционный суд Республики Коми. Республиканский КС ведет чрезвычайно малый объем работы, за весь 2016 год этот суд вынес лишь семь судебных актов и провел шесть судебных заседания по трем делам. Из-за действия запрета только в 2017 году трое жителей Сыктывкара были подвергнуты значительным административным штрафам за одиночные пикеты на Стефановской площади. Причем, пикеты проходили в выходные или праздничные дни,
когда Конституционный суд Республики Коми вообще не работал.
Кроме того, с 2012 года статья 8 Федерального закона о собраниях наделяет законодательные органы российских регионов правом самостоятельно определять места, в которых запрещается проведение публичных мероприятий. В большом количестве регионов власти воспользовались этой нормой и ввели дополнительные ограничения, противоречащие принципу «видимости и слышимости».
►►
Митинг на площадке перед зданием администрации в Сыктывкаре, 2017 год
В частности, действующий с 2012 года закон Республики Коми «О некоторых вопросах проведения публичных мероприятий в Республике Коми», запрещает любые публичные мероприятия в радиусе 50 метров от входов в «здания, занимаемые органами государственной власти Республики Коми, государственными органами Республики Коми, органами местного самоуправления в Республике Коми, государственными учреждениями Республики Коми». Сославшись на эту норму законодательства, 18 августа 2017 года администрация Сыктывкара запретила митинг на площадке перед зданием администрации. Митинг планировали провести для критики неудовлетворительной работы городского общественного транспорта и собрать на нем до 50 человек. Стоит отметить, что 12 июня 2017 года в День города Сыктывкара эта же площадка была использована властями для проведения концерта с большим количеством участников.
Похожие законодательные ограничения действуют в других российских регионах. Законодательство Республики Башкортостан запрещает проводить публичные мероприятия в 50 метрах от зданий государственных органов и органов местного самоуправления. Законодательство Республики Калмыкии — в 100 метрах от зданий органов государственной власти Республики Калмыкия.
С 2006 года Федеральный закон о собраниях наделяет парламенты российских регионов правом устанавливать процедуру подачи уведомлений о проведении публичных мероприятий. Во многих случаях региональные власти воспользовались этой возможностью, чтобы максимально усложнить эту процедуру.

Так, действующий с 2006 года Закон Липецкой области «О порядке подачи уведомления и проведения публичного мероприятия на территории Липецкой области» требует следующее: «В случае, если организатором публичного мероприятия выступают гражданин или несколько граждан Российской Федерации, уведомление о проведении публичного мероприятия подается по предъявлении паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина Российской Федерации». То есть подать уведомление можно только одновременно с предъявлением паспорта. 18 мая 2015 года, сославшись на эту норму законодательства, администрация Липецка отказалась согласовать проведение пикета, призванного напомнить о многочисленных жертвах сталинского режима. При этом единственным основанием для фактического запрета было то, что организаторы этой акции, проживающие в 1500 километрах от Липецка, направили уведомление о ее проведении, к которому были приложены копии их паспортов, по почте.
В Москве, Санкт-Петербурге, Республиках Башкортостан и Карелия, Чеченской Республике, Калининградской и Кировской областях, Красноярском крае нельзя подать заявление о проведении митинга через интернет или по почте. Закон такую возможность исключает.
В ночь с 27 на 28 февраля 2015 года в Москве в непосредственной близости от Кремля был застрелен известный оппозиционный политик, бывший председатель Правительства Российской Федерации Борис Немцов. Данное преступление шокировало значительную часть российского общества и имело широкой международный резонанс.

В воскресение 1 марта 2015 года на одной из площадей Мурманска прошла малочисленная акция памяти убитого политика. Наиболее активная участница акции была привлечена к ответственности, ей был присужден штраф 20 000 рублей. Суды Мурманской области применили часть 2 статьи 20.2 КоАП, которая наказывает за организацию публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления. Вместе с тем, подача такого уведомления в рассматриваемом случае в принципе была невозможна в силу требований Федерального закона о собраниях (письменное уведомление необходимо подать не ранее 15 и не позднее 10 дней до дня публичного мероприятия), т.к. произошедшее событие, несомненно, предрасполагало к немедленному отклику.

Стоит отметить, что в России организаторы и участники мирных собраний становятся жертвами нарушения не только статей 10 и 11 ЕКПЧ, но и других прав, гарантированных Конвенцией. Например, сохраняются проблемы в сфере соблюдения гарантий справедливого судебного разбирательства, закрепленных в статье 6 ЕКПЧ, при привлечении организаторов и участников мирных собраний к административной ответственности. В таких процессах, как правило, отсутствует сторона обвинения, что, как установил ЕСПЧ, является нарушением права на беспристрастный суд. Данная проблема является структурной, поскольку участие стороны обвинения не предусмотрено в качестве обязательного в КоАП.
В таких процессах повсеместно наблюдается нарушение принципа состязательности. В материалах таких дел, как правило, отсутствуют какие-либо доказательства совершенного правонарушения (например, показания независимых свидетелей, видеоматериалы и т.п.), кроме рапортов и объяснений полицейских. Однако, суды чаще всего отклоняют ходатайства о допросе полицейских, хотя они фактически являются свидетелями обвинения. Даже если суды допрашивают сотрудников полиции, то они
не проверяют правомерность их действий, не требуют у них обосновать необходимость вмешательства в право на свободу собраний. В то же время суды часто отказываются как приобщать к материалам дела доказательства стороны защиты (например, видео и фотоматериалы с места проведения массового мероприятия), так и допрашивать свидетелей защиты. В редких случаях, когда свидетели защиты заслушиваются судом, их показания отвергаются как недостоверные, в то время как показания сотрудников полиции пользуются абсолютным доверием в судах. Кроме того, зачастую судебные постановления по такого рода делам не оглашаются публично и не публикуются, что является нарушением стандарта публичного оглашения судебных решений.
►►
Антикоррупционное шествие в Москве, 2017 год
В качестве иллюстрации можно привести дело одного из участников стихийного антикоррупционного шествия, состоявшегося в Москве 26 марта 2017 года. Постановлением Тверского районного суда города Москвы от 22 мая 2017 года он был привлечен к административной ответственности по части 5 статьи 20.2 КоАП. Суд назначил штраф в 10 000 рублей. В ходе судебного рассмотрения все ходатайства защиты (об обеспечении участия в процессе стороны обвинения, о допросе сотрудников полиции, о приобщении к материалам дела видеозаписи задержания) были отклонены. Несмотря на это Московский городской суд своим решением от 16 августа 2017 года оставил постановление районного суда в силе. При этом решение Мосгорсуда было опубликовано с большой задержкой, а районного суда не опубликовано вовсе.

Наконец, участники мирных собраний в случае их разгона силами полиции становятся жертвами произвольных задержаний и избиений, что противоречит гарантиям статей 5 и 3 ЕКПЧ. В качестве примера чрезмерного применения силы к участникам мирных собраний можно привести случай пожилой женщины, которая получила сотрясение мозга 6 мая 2012 года в ходе разгона митинга на Болотной площади (один из сотрудников полиции ударил ее резиновой палкой по голове). Несмотря на наличие многочисленных свидетелей, имеющиеся видеоматериалы и подтверждающие медицинские документы, уголовное дело по данному
факту так и не было возбуждено.
Узнать больше об этом деле можно на сайте проекта «Жизнь после пыток».
Эффективное расследование случаев избиения участников мирных собраний отсутствует и в ситуациях, когда насилие к демонстрантам применяют активисты виджилантистских групп — негосударственных организаций и движений, нередко проправительственных, которые самовольно взяли на себя задачи по контролю за общественным порядком, законностью. Задокументированы случаи, когда насилие со стороны вигилантов применялось в присутствии полиции, которая фактически не исполнила своих обязательств по обеспечению безопасности участников митинга. Кроме того, обязанность проводить расследование возникает всегда, когда совершается преступление, и вне зависимости от того, совершает преступление агент государства или частное лицо.
В случаях нападений вигилантов российские власти как правило игнорируют свои обязательства проводить расследование.
Смотреть постановление ЕСПЧ по делу Navalnyy v. Russia, no. 29580/12, §§ 71-72.
Смотреть постановление ЕСПЧ по делу Annenkov and Others v. Russia, no. 31475/10, § 135.
Смотреть постановление ЕСПЧ по делу Kasparov and Others v. Russia, no. 21613/07, § 66.
Смотреть постановление ЕСПЧ по делу Kasparov and Others v. Russia (no. 2), no. 51988/07, § 49.
Смотреть постановление ЕСПЧ по делу Frumkin v. Russia, no. 74568/12, § 165.
Смотреть постановление ЕСПЧ по делу Karelin v. Russia, no. 926/08, §§ 38-84.
10 000 рублей в двух случаях и половина этой суммы еще в одном.
Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, за исключением случаев, предусмотренных частью 6 настоящей статьи, — влечет административный штраф от 10 000 до 20 000 рублей или обязательные работы на срок до 40 часов.
Как свидетельствуют официальные данные, дела о подобных административных правонарушениях по ст. 5.38 КоАП РФ практически не возбуждаются. В подтверждение можно привести Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ за 2014 год (стр. 46): «Согласно статистике Судебного департамента Верховного Суда Российской̆ Федерации за первое полугодие 2014 года, в суды поступило всего 11 дел по статье 5.38 Кодекса Российской̆ Федерации об административных правонарушениях (нарушение законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании). 10 из них рассмотрено, 4 возвращено по подсудности, а также в связи с недостатками в протоколах, четыре должностных лица освобождены от ответственности. Только 2 физических лица подвергнуто административному наказанию – штрафу на общую сумму 20 000 рублей».

Политика государства и рекомендации
Все вышеприведенные примеры свидетельствуют о стремлении российских властей создать жесткие рамки для реализации права на свободу собраний и серьезно ограничить права граждан, способных и готовых к публичному высказыванию своей позиции. Власти использовали традиционные инструменты подавления гражданской активности — создание новых санкций, их применение, массовые задержания и огромные штрафы. Складывается впечатление, что кроме как заставить граждан остановиться, боясь быть задержанными или подвергнутыми огромным штрафам, у властей не было вариантов. Иначе не поддается объяснению скрупулезная, всесторонняя и в достаточной степени системная регулятивная деятельность властей в ужесточении законодательства о публичных мероприятиях.
До 2012 года таких систематических действий не было.
Политика государства с 2012 года:
  • Усложняют процедуры организации публичных мероприятий;
  • Не обеспечивают безопасность участников публичных мероприятий;
  • Создают условия для отказа граждан участвовать в публичных мероприятиях, ужесточая ответственность (вплоть до уголовной).
  • Задерживают участников публичных акций и привлекают к административной ответственности порой в отсутствие нарушений общественного порядка;
  • Не пресекают применение правоохранительными органами силовых методов не только во время несогласованных, но и во время согласованных акций;
  • Практикуют неизбирательный подход в применении силы, чрезмерное применение силы и спецсредств к предполагаемым нарушителям;
  • Не используют или используют неэффективно существующие механизмы привлечения к ответственности должностных лиц в случаях неправомерного ограничения прав граждан на свободу собраний. Статья 149 Уголовного кодекса, запрещающающая создавать препятствия проведению публичных мероприятий, также не применяется.
  • Не предпринимают мер для эффективного расследования фактов применения насилия и (или) превышения должностных полномочий сотрудниками правоохранительных органов, если гражданин об этом заявляет.
Есть основания полагать, что правовые последствия от законодательных изменений и масштаб последующих действий, по сути репрессивного характера, являлись ответом государства на повышенную протестную активность, которая наблюдалась в 2011-2012 годах. Такие действия властей нацелены на недопущение массовости и развития митинговой активности граждан.
Рекомендации в целях обеспечения реализации права на свободу собраний в России:
В адрес Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе:
  • Рекомендовать Российской Федерации пересмотреть законодательство, политику и практику в области реализации и защиты права на свободу мирных собраний и привести их в соответствие с международными стандартами в области прав человека;
  • Принять меры к обеспечению оперативного и эффективного реагирования на грубые и массовые нарушения права на свободу собраний в Российской Федерации.

В адрес Российской Федерации:
  • Привести национальное законодательство о публичных мероприятиях в соответствие с международными стандартами реализации права на свободу собраний;
  • Осуществлять мониторинг реализации права на свободу собраний для отслеживания незаконных действий представителей органов власти до, во время и после проведения публичных собраний;
  • Разработать комплексный план по реализации международных обязательств, взятых на себя Российской Федерацией, в области обеспечения свободы собраний;
  • Быстро и эффективно расследовать заявления граждан о фактах незаконного применения насилия и спецсредств, обеспечить эффективный надзор за работой правоохранительных органов, проверяющих указанные заявления в целях недопущения волокиты, поверхностного и необъективного проведения проверок по заявлениям;
  • Должным образом обеспечивать безопасность участников мирных собраний и привлекать к ответственности сотрудников правоохранительных органов за непрофессиональное исполнение своих обязанностей по защите участников публичных мероприятий;
  • В каждом случае нападений проводить незамедлительное и эффективное расследование.

Текст: Алексей Лаптев, Эрнест Мезак, Елена Першакова
Редакция: Асмик Новикова
Дизайн | верстка: Ксения Гагай

Иллюстрации:
ADW_photos, Vladimir Varfolomeev,
freem1ke, Evgeniy Semenov, Dimitry Kostin
www.flickr.com,
www.censor.net.ua
Проект фонда «Общественный вердикт»
Общественный вердикт — некоммерческая организация, оказывающая правовую помощь по защите прав человека гражданам, пострадавшим от неправомерных действий российских правоохранительных органов.

СОЦСЕТИ
Фонд «Общественный вердикт» защищает права и свободы человека. Граждане уязвимы, когда вынужденно сталкиваются с правоохранительными органами, а те не ограничивают себя нормами закона. Это ситуации произвольных задержаний, избиений, пыток. Мы помогаем людям пережить произошедшее и вернуться к нормальной жизни, вместе с ними добиваемся справедливости. Каждое дело, доведенное до суда, — акт гражданского контроля за правоохранителями, а следовательно, шаг в сторону реформ и воплощения принципов соблюдения прав человека в полиции, следствии и суде.В 2011-2012 годах в России новые законы ограничили право на свободу собраний и объединений. Были введены серьезные санкции — арест, уголовное преследование, штрафы, — за участие в мирных публичных мероприятиях, не санкционированных властями. Принудительное внесение в реестр «иностранных агентов» в сочетании с подлыми информационными кампаниями и непомерными штрафами усилило давление на российское гражданское общество и это стало частью повседневности. В 2012 году мы открыли новую программу и стали защищать активистов и гражданские организации. На нашем счету помощь нескольким сотням активистов и нескольким десяткам НКО, включая нас самих, кто был принудительно включен в «реестр НКО, выполняющих функции иностранных агентов». Мы будем продолжать эту работу и дальше, поскольку убеждены, что правовое общество возможно только там, где уважаются и соблюдаются фундаментальные права и свободы.